МАССАЖ И РАСТЯЖКА МЫШЦ
избавление от боли
оздоровление
гимнастика
 


Важность чистого воздуха
Важность солнечного света
Тепло в организме
Важность чистой воды
Обмен веществ в организме
Как правильно одеваться
Как правильно спать
Об образе жизни
Важность движения
Важность отдыха
О закаливании
Как закаливать детей
Как мыться и ухаживать за кожей
Баня
Почему люди болеют
Как оградить себя от болезней
Общие правила гигиены
Естественное оздоровление
Водолечение по методу Приснитц
Водолечение по методу Шрота
Водолечение по методу Рикли
Водолечение по методу Кнейпа
Оздоровление голоданием
Оздоравливающий отдых
О разных системах лечения
Лечение лихорадки
Причины простуды
Нервные заболевания
Меры при эпидемии
Уход за больными людьми
Диета при болезни
Польза хлеба с отрубями
 

Лечение водой по методу Шрота



Во влажной теплоте растут и развиваются дерево,
плод, виноград и даже мясо и кость.
ШРОТ

Иоганн Шрот (род. 11 февраля 1798 г., ум. 26 марта 1856 г.) был современником Винцента Приснитца, вместе с которым он посещал народное училище в Фрейвальдау, в Австрийской Силезии. Шроту не было еще семи лет, когда умер его отец. Его мать Терезия, урожденная Вернер, позднее вышла замуж за земледельца Игнатия Грёгера в Линдевизе. Шрот помогал своему отчиму в сельском хозяйстве и своим прилежанием, работой и ловкостью снискал такую любовь и доверие отчима, что этот последний оставил ему в наследство все свое хозяйство, а собственные сыновья его принуждены были обратиться к другой профессии. Вместе с сельским хозяйством Шрот занимался и извозным промыслом. Во время занятия этим последним случилось одно обстоятельство, которое и стало косвенной причиной основания Шротовского метода лечения.

В 1817 году лошадь раздробила Шроту коленный сустав правой ноги. Перелом подвергли обычному тогда лечению повреждения, но излечение получилось очень неполное. Осталось значительное утолщение костяной массы, надколенной чашки и смежных суставных концов, так что Шрот не имел возможности сгибать ногу в коленном суставе, вследствие чего он сильно прихрамывал.

При его профессии такая хромота являлась, конечно, очень большим неудобством: нагрузив воз, он вынужден сам влезать на него, вместо того, чтобы по обычаю фургонщиков идти рядом с лошадью. Однажды, сидя на возу, он повстречался со странствующим монахом из ордена «братьев милосердия». Этот последний стал его упрекать, что такой молодой и на вид здоровый человек заставляет лошадей возить его, тогда как воз и без того тяжело нагружен. Шрот рассказал монаху о своем несчастье, и тот посоветовал ему несколько раз в день обмывать неподвижное колено тряпкой, намоченной в холодной воде. В то же время монах сделал ему маленькой острой деревянной палочкой укол в больное колено, после чего он спрятал ее в карман рясы.

Природный здравый смысл помог Шроту сразу отличить существенное от несущественного; он понял, что укол палочкой должен был иметь симпатическое (таинственное) влияние, а что главное заключается в применении холодной воды.

Постоянная работа мешала Шроту делать многократные обмывания, как советовал монах, и он решился видоизменить процедуру так, чтобы она была для него более удобовыполнима. Он взял толстую мокрую тряпку, обернул ею неподвижное колено, привязал сухим полотенцем и оставлял на продолжительное время это частичное обертывание, возобновляя его, когда тряпка совершенно высыхала. Действие влажного обертывания оказалось необычайно благоприятным; оно усилилось еще благодаря тому, что на ночь Шрот делал более толстые и влажные компрессы и обертывал еще всю ногу шерстяным одеялом. При таком непрерывном лечении постепенно начало исчезать утолщение костной массы надколенной чашки; благодаря развившейся влажной теплоте, стали утихать и боли, которые в особенности мучили Шрота по ночам; в уплотненных суставных связках восстановилась растяжимость, и по прошествии десяти недель правая нога стала так же подвижна, как и левая, так что нельзя было даже различить, какое колено было прежде неподвижным.

Это лечение и его результаты послужили основаниями, на которых Шрот и построил и с течением времени постепенно усовершенствовал свой метод лечения. В первое время после своего самоизлечения Шрот применял влажные компрессы только при наружных.страданиях (раны, затвердения, контузии, неподвижность суставов и т. п.) у своих окружающих, деловых знакомых, а равно и животных, к чему часто представлялся случай при его занятиях извозным промыслом. Благоприятные результаты лечения, достигнутые благодаря глубокопроникающему, охлаждающему, растворяющему и выделяющему действию влажных компрессов, направили его мысли в другую сторону, а именно на решение вопроса, нельзя ли с помощью компрессов устранять и внутренние страдания, так как при этом способе лечения размягчались и излечивались даже совершенно затвердевшие, застарелые опухоли костей. Подумано — сделано! Изменяя форму компрессов, смотря по размерам частей тела, которые приходилось обертывать, Шрот достиг прекрасных результатов и при лечении внутренних болезней у пациентов, ставших стекаться к нему все в большем и большем числе, особенно при расстройствах пищеварения, болезнях печени, почек, селезенки и т. д. Таким образом, Шрот сделал еще шаг вперед.

Высокое значение, которое Шрот придавал действию влажной теплоты, вызываемой компрессами, объясняется тем обстоятельством, что он прекрасно знал, что посевы нуждаются для своего роста и развития во влаге и тепле и что недостаток или избыток последних оказывают на зерно неблагоприятное влияние. Далее, ему было не безызвестно, что обязательными условиями развития всякого органического образования являются влага и тепло, что, напр., зачаток и зародыш как растительного, так и животного организма вплоть до самого выхода из материнского тела остается окруженным влагой и теплом.

Такие размышления и наблюдения привели его к убеждению, что влажная теплота есть основное, главное условие возникновения и сохранения всех органических образований (люди, животные, растения) и что недостаток ее должен вести к их заболеванию точно так же, как и применение ее в случае болезни должно обуславливать излечение.

Как крестьянин и человек, ведущий относительно естественный образ жизни, Шрот, подобно Приснитцу, был мыслящим и тонким наблюдателем явлений природы. Результаты этих наблюдений привели его к созданию диеты, которая подвергалась особенно жестоким нападкам со стороны его противников. Он заметил, что заболевшие домашние животные не едят вовсе или едят лишь мало заданного им корма и точно также не пьют воды совсем или лишь в самом ничтожном количестве, пока не выздоровеют, и что, кроме того, во все времена болезни они стараются соблюдать возможный покой. От его внимания не ускользнуло, что подстреленная дичь удаляется в глубь Десной чащи и, не ища корма, в одиночестве и. полном покое ожидает выздоровления. Эти указания природы на образ действий животных, живущих еще естественной жизнью, привели его к заключению, что и для больных людей необходимым условием успешного излечения являемся воздержание от твердой и жидкой пищи или.изменение прежнего болезнетворного способа питания, так как люди, потерявшие, благодаря сверхцивилизации, всякий естественный инстинкт, обнаруживают резко выраженное стремление к той или иной, хотя бы и безусловно вредной для них, пище.

Во время своих разъездов он заметил, что его лошади сильнее потели и скорее уставали, когда их чаще и больше поили и, наоборот, были выносливее, когда получали главным образом сухой корм и мало воды. Отсюда он заключил, что обильный прием жидкости должен оказывать вредное влияние на физическое состояние человека даже и тогда, когда он здоров91, и что, напротив, систематическое лишение жидкости у больных должно вызывать особенно благотворное изменение состава вещества тела. Он проверил правильность своих заключений на самом себе и на других, причем убедился, что при лечении переломов костей и ран процесс выздоровления шел гораздо быстрее, когда пациенты получали возможность меньше жидкой пищи. Этим путем создан был тот целебный фактор, который дал всему методу Шрота выдающееся специфическое значение и который получил название сухой диеты.

Но при применении сухой диеты у больных, у одних — большей, у других — в меньшей степени, стало обнаруживаться состояние усталости и слабости, вследствие чего Шроту пришлось подумать о средстве, которое могло бы оживлять падающие силы организма, дабы этот последний успешно доводил до конца борьбу с приведенными в движение инородными веществами, растворив и выделив их наружу. Посте всевозможных опытов он нашел такое средство; это было вино — простое местное вино, которое не только способно было производить оживляющий эффект на падающие жизненные силы, но и поддерживало организм в его стремлении привести в движение, растворить и выделить инородные вещества.



Диета составляет крайне важную и нераздельную часть системы Шрота, так сказать — венец стройного создания этого общепризнанного лечебного метода.

Проницательному уму Шрота не нужно было много времени, чтобы понять, что лихорадка при всех болезненных состояниях есть необходимое последствие целительных стремлений природы, что она, следовательно, есть целебный фактор, а не особое заболевание организма. Отсюда он вывел заключение, что болезнь тогда лишь может быть основательно излечена, если она сопутствуется достаточно сильным лихорадочным состоянием. Поэтому при острых заболеваниях усилия Шрота направлялись не на подавление лихорадки, но, напротив, на поддержание ее на известном, не слишком высоком уровне, дабы она могла служить исцеляющим орудием природы. Этого он достигал с помощью диеты и влажных компрессов. Теми же приемами ему удавалось и при хронических заболеваниях вызывать лихорадочное состояние, регулировать его и поддерживать на желаемой высоте до тех пор, пока организм не очищался от болезнетворных веществ.

Шрот считал главной причиной большинства болезней дурной состав соков организма, могущий произойти под влиянием различных условий, а именно: 1) неправильного пищеварения, вызванного извращенным способом питания, частыми приемами лекарств и т. п.; 2) унаследованного предрасположения, переданного от родителей детям; 3) заражения, обусловленного носящимися в воздухе заразными началами или прикосновением к предметам, к которым последние пристали; 4) полного прекращения или ослабления деятельности какого-либо выделительного органа. «Если, — говорит Шрот, — это порча соков не будет вовремя и как следует устранена, то разовьется более или менее продолжительное болезненное состояние с постепенно наступающим общим перерождением вещества самого тела, соков, крови, всех органов и т.д., за которым последует замедление или остановка физиологической деятельности организма и, Как конечный результат, смерть».

Ввиду этого, Шрот ставил задачей своего лечения очищение крови и соков больного организма к выведение болезнетворных начал естественными путями. Этими естественными путями являются выделительные органы — кишки, почки, кожа и легкие, самое же выделение совершается в виде кала, мочи, кожных испарений и мокроты. Исправное состояние желудка, кишок, почек и пр., вообще всех органов пищеварения, Шрот считал необходимым условием всякого излечения; поэтому он прежде всего прилагал старания к укреплению и сохранению деятельности этих органов, к их очищению. При урегулированной деятельности органов пищеварения и при чистой пище вырабатываются только хорошие питательные соки, и таким образом постепенно сумма хороших соков должна взять перевес над суммой дурных. В результате должно получиться устранение болезненного состава соков со всеми его последствиями. Необходимо поддерживать целительную силу природы так, чтобы она могла получить и сохранить власть над болезнью, и, наоборот, следует тщательно избегать всего, что может подавлять или задерживать деятельность природной целительной силы организма. Все дело сводится только к поддержке целительной силы организма, природа же сама уже будет бороться с возбудителями болезней, приводя в движение, растворяя и выделяя их. Это стремление природы должно быть поддерживаемо главным образом при помощи влажной теплоты и диеты. Блажная теплота представляет превосходное средство для растворения отложившихся болезнетворных веществ, а диета препятствует образованию новых болезненных питательных соков. Влажная теплота вызывает лихорадку, видоизменяет ее и под конец устраняет ее.

Для поддержки целебных стремлений природы Шрот пользовался следующими средствами: небольшим брюшным компрессом, большим брюшным компрессом (обертывание живота), частичными компрессами, обертыванием всего тела в мокрые простыни и специальной диетой.

Я не могу здесь точно описывать подробностей Шротовского лечения и прошу тебя, дорогой читатель, прочитать об этом в главе “Восстанавливающее лечение”. Скажу лишь одно, что без педантичного исполнения всех предписаний, касающихся диеты, действие частичных или полных обертываний оказывается недостаточным и лишенным значения. Диета, как я уже говорил выше, составляет неотъемлемую и существеннейшую часть лечения по методу Шрота, и потому на исцеление может рассчитывать лишь больной, чувствующий в себе достаточно сил для исполнения этой тяжелой задачи, возлагаемой на него лечением.

Самое лечение распадается на предварительное, главное или строгое и последовательное или заключительное лечение.
Предварительное лечение предпринимается из предосторожности, чтобы не причинить вреда пациенту резким изменением образа жизни; род и продолжительность предварительного лечения должны соответствовать прежнему образу жизни больного, его конституции, возрасту, состоянию сил и форме болезни. На ночь делается круговое обертывание живота или туловища, а пища состоит из слизистых кушаний, киселя, каш и т. п.

Предварительное лечение не предъявляет особенно больших требований к силе воли пациента.

Наоборот, главное лечение, эта оригинальнейшая, существеннейшая и всего труднее выполнимая часть лечения по методу Шрота, требует от больного в высокой степени выдержки, терпения, мужества, самообладания и силы воли. Главное лечение состоит в применении полных обертываний (в хронических случаях — трехчетвертных и при острых заболеваниях — полных обертываний) в соединении с наложением на живот большого компресса, далее в сухой диете или в питании белым хлебом и кашами, во временном воздержании от всякого питья ив одной или нескольких паузах для отдыха.

Заключительное лечение применяется для того, чтобы облегчить пациенту переход к его обычной жизни. При этом следует строго остерегаться всяких диетических погрешностей. Избегая всяких раздражающих веществ при этом постепенно переходят к обычному питанию.

Возражения против метода Шрота и опасения, высказывавшиеся по поводу его применения, группируются главным образом около следующего пункта: говорят, что лишение пищи и питья настолько ослабляет больных, что болезненные симптомы подавляются, причем организм теряет силу, нужную для устранения причины болезни при помощи выделения инородных веществ. Болезнь при этом будто бы только подавляется, но не излечивается и с восстановлением сил организма должна обнаруживаться вновь.

Для опровержения этого ложного взгляда я представляю слово доктору медицины Цибульке, который долгое время пробыл у Шрота, желая на месте, в Линдевизе, лично испытать метод последнего. Беспристрастное ознакомление в заведении Шрота в течение почти 14 месяцев, в соединении с 7-месячным дружественным сожительством с Шротом и наблюдением за больными, за прекрасными успехами лечения и пр., позволяют доктору Цибульке изобразить в надлежащем свете все, что необходимо для получения верного представления о Шротовской системе лечения.

Вот что пишет доктор Цибулька: «Не только теория Шротовского метода, но и успехи его лечения говорят решительно против таких совершенно необоснованных возражений. Правда, практикуемая там диета питает тело лишь скудно, едва в обрез, но зато она не допускает введения в организм новых вредоносных моментов, могущих ослабить целительную силу природы и помешать ее задачам. Причиною, делающею организм слабым, являются болезнетворные начала, потому-то слабость эта и ощущается главным образом в том периоде лечения, когда болезнетворные начала растворяются и подготовляются к выделению По мере постепенного удаления этих веществ, при соблюдении той же строгой диеты, возрастают силы и округлость формы тела, вид больного становится свежее, и, после окончательного очищения организма, при назначении более питательной пищи, наступает состояние полного здоровья, благодаря безусловно правильной деятельности всех органов».
«Если рассмотреть средства, применяемые Шротом, то мы увидим, что все они направлены к растворению и удалению из организма болезнетворных веществ. Кто видел невероятные массы критических болезнетворных начал, выделяющихся при лечении по Шротовской системе в виде мокроты, кала, кожных испарений и мочи, кто убедился в том, как скоро его пациенты при самой простой пище и небольшом количестве вина крепнут и получают поистине цветущий, выздоравливающий вид, кто мог удостовериться в отсутствии нового появления симптомов болезни, тот, конечно, согласится, что источник названных возражений может лежать только или в полном незнакомстве с Шротовским способом лечения и его действиями, или в заведомо враждебном отношении к нему». «Правда, наблюдались случаи, в которых у лечившихся по способу Шрота вновь появлялась та же самая или иная болезнь. Это случалось, однако, лишь тогда, когда, по причине ли нетерпеливости больного или в силу стесненных обстоятельств, он бросал лечение ранее полного очищения организма, или когда после полного выздоровления он легкомысленно подвергал себя влиянию таких вредоносных моментов, которые неминуемо должны были вызвать ту же самую или новую болезнь. Не вполне затушенный огонь разгорается от малейшего ветерка, и, подобно тому, как страхование от огня только вознаграждает за убыток от пожара, но не гарантирует дома от нового пожара, так и всякий метод лечения может устранить данную болезнь и ее последствия, но не в состоянии обеспечить от заболеваний в будущем той же самой или иной болезнью, если организм случайно или легкомысленно будет подвергнут тем вредным влияниям, которые могут вызывать такие болезни».

Вот что пишет доктор Цибулька, к убедительным словам которого я не нахожу нужным ничего прибавлять.

У Шрота была очень большая практика. Он вылечил многих больных, которых медики признали неизлечимыми. Больные частью приезжали к нему в Линдевизе, частью же приглашали к себе, так что он иногда неделями бывал в отсутствии. Все его открытое, дружелюбное, любвеобильное и располагающее к себе существо указывало, что перед вами истинный врач и друг в несчастии.

«Нужно было действительно особое признание, — пишет вышеупомянутый доктор медицины Цибулька в своем сочинении «Диетическая система лечения Иоганна Шрота», — чтобы стремиться неудержимо к благородной цели облегчать физические страдания людей и не бросать своего дела, несмотря на все перенесенные преследования и грубую неблагодарность за самоотверженную и бескорыстную деятельность. Это внутреннее признание сказывалось также и в том, что этот простой человек, без всякого руководства со стороны, умел вправлять самые сложные переломы ног, накладывать повязки, отличавшиеся необычайной простотой и вместе с тем прямо гениальным устройством, и достигать в 4 — 6 недель полного излечения и притом так, что не оставалось ни искривлений, ни неподвижности суставов, ни каких бы то ни было функциональных расстройств. Его повязки при переломах ноги совершенно отличны от обычно практикуемых в больницах, они крайне просты и в то же время очень целесообразны, так как дают возможность в любой момент обнажить и осмотреть место перелома, не изменяя покойного положения ноги и не поднимая ее, что представляет громадную выгоду при переломах, сопровождаемых поранениями, контузиями и раздроблениями костей. Для вправления вывихов он также выработал своеобразные приемы, которые чрезвычайно облегчают задачу вправления, делают ненужными искусственные приспособления и красноречиво свидетельствуют о его необычайном уме и находчивости. В этих случаях он применяет холодную воду, опять-таки весьма своеобразно, а именно он заставляет переменять компрессы через 2 — 3 часа и никогда не употребляет льда. Делает он так потому, что считает воспаление необходимым для излечения перелома кости; по его мнению, надо только умерять воспаление, но не слишком подавлять его, дабы не препятствовать заживлению или не задерживать его. Автор часто сопровождал Шрота в подобных случаях и всегда удивлялся простоте средств, быстрому выздоровлению, а равно той мягкости и осторожности, с какой Шрот старался избавить больного от всякой ненужной боли. Дело дошло до того, что в Линдевизе и в прилегающих к нему местностях перестали бояться переломов нога, говоря: «Беда не велика: Шрот уже все дело поправит».

Как я уже говорил, доктор Цибулька почти четырнадцать месяцев был беспристрастным наблюдателем практики Шрота на месте, в Линдевизе, и, следовательно, его можно считать компетентным судьей в деле оценки Шротовского метода лечения. Мы поэтому опять предоставим ему слово, это будет тем интереснее, что попутно он критикует и метод лечения Приснитца, противопоставляя ему метод Шрота.

«Кризис в том смысле, как его понимают в Грефенберге, очевидно должен быть благоприятен, так как он является там предметом страстных ожиданий, и появление его приветствуют с радостью, а ведь никто не будет стремиться к ложному кризису; но настоящий, хороший кризис характеризуется тем, что одновременно или вскоре после него наблюдается улучшение основного страдания. В Грефенберге же часто случается, что больного целые недели, месяцы и даже годы терзают такие кризисы в образе болезненных фурункулов, нарывов, гнойников, мокнущих лишаев, поносов и т. п., причем он все-таки не получает исцеления от той болезни, ради которой приехал. Такие явления, если не желают открыто насмехаться над здравым смыслом, нельзя никоим образом признать кризисами; это в большинстве случаев новые болезненные состояния, вызванные злоупотреблением холодной водой и целесообразной диетой и являющиеся лишним предатком к прежним болезням».

«Долго продолжающейся, частой сменой холодных компрессов можно вызвать образование фурункулов, лишаев и нарывов на любом месте тела, что в значительной степени уменьшает критическую цену таких вынужденных кризисов. Вообще было бы односторонне думать, что кожа предназначена для освобождения организма от болезнетворных начал при помощи образования нарывов; она выполняет эту задачу посредством испарения и пота, и только в тех случаях, когда эта функция ее расстроена или подавлена, начинают появляться нарывы и разные кожные болезни. В Грефенберге же, благодаря практикующемуся там чересчур частому применению воды и легкому, даже в сравнительно холодные дни, одеянию, деятельность кожи скорее подавляется, чем усиливается, соки, в силу частого раздражения, обуславливаемого холодной водой, приливают к поверхности кожи и не находят себе выхода через нее путем испарения, так как о потоотделении совершенно не заботятся. Подобные условия легко объясняют нам частое появление сыпей, фурункулов, нарывов и лишаев, образование которых еще усиливается достойным удивления поглощением массы тяжело перевариваемой пищи. Далее, не нужно забывать, что ведь не одна кожа предназначена для того, чтобы удалять из тела болезнетворные вещества; кишечный канал и мочеотделительные органы служат также для выведения последних, а между тем эти естественные выходы остаются у Приснитца в полном загоне».

«Мой энтузиазм по отношению к Грефенбергу и Приснитцу значительно охладел после того, что я там испытал на себе и видел на других; но я люблю воду и убежден, что водолечение, практикуемое в разумных пределах, в связи с движением на свежем воздухе, соответствующим
данной болезни, и с целесообразной диетой, может сделать очень многое. При застарелых же болезнях строгая диета есть главное условие для скорого и полного излечения, и в таких случаях именно метод Шрота и оказывается чрезвычайно действительным. Я испытал его на себе, освободившись от упорной подагры, мучившей меня целых 3 года. Кроме того, я видел много случаев излечения застарелых тяжелых болезней, и притом в необыкновенно короткий срок. Многие неудачные пациенты Грефенберга, потеряв там месяцы и годы, отправились в Линдевизе к Шроту, и им не пришлось раскаиваться в этом шаге».

Так пишет доктор Цибулька, из сочинения которого я привел целую выписку в интересах всех тех, которые, как это бывает нередко, имеют совершенно превратное понятие о методе Шрота или до ушей которых дошли ложные слухи о нем. К выводам доктора Цибульки считаю лишним прибавить что-либо и выскажу только свое полное сочувствие им.












Яндекс.Метрика