МАССАЖ И РАСТЯЖКА МЫШЦ
избавление от боли
оздоровление
гимнастика
 


Важность чистого воздуха
Важность солнечного света
Тепло в организме
Важность чистой воды
Обмен веществ в организме
Как правильно одеваться
Как правильно спать
Об образе жизни
Важность движения
Важность отдыха
О закаливании
Как закаливать детей
Как мыться и ухаживать за кожей
Баня
Почему люди болеют
Как оградить себя от болезней
Общие правила гигиены
Естественное оздоровление
Водолечение по методу Приснитц
Водолечение по методу Шрота
Водолечение по методу Рикли
Водолечение по методу Кнейпа
Оздоровление голоданием
Оздоравливающий отдых
О разных системах лечения
Лечение лихорадки
Причины простуды
Нервные заболевания
Меры при эпидемии
Уход за больными людьми
Диета при болезни
Польза хлеба с отрубями
 

Водолечение. Лечение водой по методу Приснитца



Для водолечения надо иметь характер.
Лечит не холод, но тепло, развиваемое
холодной водой.
ПРИСНИТЦ

Уже в древности омовения и ванны были во всеобщем употреблении и явились ветвью религиозного культа. В древнем Риме уже существовал гидропат, вольноотпущенный Антоний Муза, который вылечил с помощью воды венценосного «неврастеника» Августа и его друга, «алкоголика» Горация, погубивших свое здоровье благодаря злоупотреблению вином. У древних римлян и греков были громадные бани, которые посещались особенно охотно для восстановления жизненной энергии и поправления здоровья, подточенного роскошным и распутным образом жизни.

Из Сочинений Гиппократа (род. в 460 умер в 377 г. до Р.-Х.)90, Галена из Пергама, Асклепия из Самоса, вышеназванного Антония Музы и из описания позднейших исторических событий, совершившихся после Р. X., мы узнаем, что уже за тысячи лет тому назад люди лечились холодной водой и ваннами, что больные лихорадкой пили воду и что вода считалась «лучшим из всех врачебных средств».

Гиппократ, требовавший от врача уже знания массажа, был первым, внесшим систему (я почти готов сказать — выработавшим «науку») в имевшиеся данные опыта врачебного искусства и таким образом стал «древним мастером» медицины. Его последователи образовали различные школы, пока Галену (умер в 300 г. после Р. X.) не удалось в борьбе с происшедшим расколом соединить в одну систему все различные врачебные направления.

Только энергия Теофраста Парацельса (умер в 1541 г.), столь же сильного во врачебном искусстве, как и в знании природы, смогла ниспровергнуть систему Галена, которая своим неприкосновенным авторитетом столько лет тормозила всякий прогресс в деле врачевания. Хотя удар, нанесенный Парацельсом, и явился лишь следствием его поисков «Филосовского камня», жизненного элексира, универсального целебного средства, но все же ему удалось во время этих опытов сделать многие важные открытия в области медицины и химии. Его девиз гласил: «Natyra artis magistra», т. е. «природа есть учительница искусства».

Гидротерапия после долгого состояния дремоты была вновь пробуждена врачом И. С. Ганом из Швейдница (умер в 1773 г.), который в своем сочинении научно обосновал ее и ввел в свою практику. Однако, его водолечение было по большей части «парфорсным лечением» и отнюдь не в состоянии было утвердить доброй славы за этим лечебным методом.

В 1784 г. Самуил Ганеманн, основатель гомеопатии, издал объемистое сочинение по медицине, озаглавленное «Наставление к лечению старых повреждений и гниющих язв», в котором он подробно разобрал применение холодной воды с врачебными целями и дал точные предписания, касающиеся того, что больной должен делать в ванне и после нее, какие часы дня и какую температуру воды надо выбирать, как продолжительны должны быть полные ванны и полуванны и т. д. В своем сочинении он говорил и о «растираниях». Таким образом, Ганеманн после Гана был бесспорно первым, восстановившим терапевтическое (врачебное) применение воды, этого целебного фактора, который благодаря неразумному применению, пользовался в то время очень незавидной славой.

При тех враждебных отношениях, какие существовали между Ганеманном и его последователями, с одной стороны, и аллопатами, с другой, водолечение в аллопатическую практику могло быть введено только сторонником нейтрального лагеря. Таким сторонником явился в 1826 г. не медик профессор Эртель в Апсбахе, который выпустил в 1833 г. новое издание сочинения Гана «Учение о силе и действии свежей воды на тело людей».

В 1826 г. крестьянин и последователь естественного метода лечения Винцент Приснитц основал первое водолечебное заведение в Грефенберге, в Австрийской Силезии.

Таким образом, приоритет научного обоснования и практического применения лечения холодной водой принадлежит не Ганеманну, Эртелю или Приснитцу, а — будем беспристрастны — врачу Гану из Шведница.

Винцент Приснитц (род. 4 октября 1799 г., умер 28 ноября 1851 г.) был бедный крестьянский парень, трудами рук своих кормивший слепого отца. Гениальное применение им воды с врачебными целями сделало его знаменитейшим последователем естественной школы и «Божьей милостью» истинным врачом, ясный, простой и гибкий ум которого не был «укреплен», в ущерб здравому смыслу, в душных и пыльных классах, аудиториях, анатомических театрах и т. п. Автодидакт (самоучка), действовавший в надлежащее время и в надлежащем месте, Приснитц вызвал к жизни глубоко обдуманную, вполне самостоятельную и оригинальную систему лечения водой, притом систему, основанную на законах природы, на ее изучении, на опытах и наблюдениях как на себе лично, так и на других больных. Подобно всем гениальным людям, он действовал, подчиняясь только собственному инстинктивному вдохновению, наблюдал, испытывал, проверял, взвешивал точнейшим образом все явления как в природе, так и в собственном своем организме и, таким образом, мог составить себе истинное и ясное представление о таинственных процессах в природе, о жизненных явлениях в человеческом организме и о естественном течении болезней и приобресть способность лечить и вылечивать болезни естественным путем.

Приведу составленное самим Приснитцем описание того, как он сам лечил себя от перелома ребер; это всего скорее покажет нам в истинном свете его острую наблюдательность и строго сознательный образ действий.

«В 1819 г. со мною случилось несчастье; опрокинулась телега и переломила мне несколько ребер. Призванный врач признал повреждения неизлечимыми. Мой отец был слеп, а я, бывший его единственной опорой, должен был потерять надежду на выздоровление — положение ужасное! Предписанные мне припарки из трав только усиливали боли, и я в отчаянии сорвал их. Тут я вспомнил, как раньше у меня сильно ушибленный палец зажил только благодаря холодным компрессам, и потому я стал накладывать себе холодные компрессы, обертывая ими все туловище. Боли постепенно стали слабеть, и я погрузился в очень крепкий сон. Через немного дней я уже настолько поправился, что мог ходить и приняться за хозяйство. С тех пор я применяю у себя в доме воду при всяком удобном случае, как при поранениях, так и при других болезнях, с самыми лучшими результатами. Постепенно соседи и больные стали обращаться ко мне, и так создалась моя известность. Чем больше больных приходило ко мне, тем больше случаев мне представлялось сделать новые наблюдения и полезные выводы. Этим путем я дошел до применения влажной теплоты и заставлял больных потеть. При этом многие слабели и доходили до обмороков, тогда я оживлял их свежей водой, что навело меня на мысль о ваннах из воды более умеренной температуры и т. д. Так одно шло за другим».
Таковы слова самого Приснитца.

«По теории Приснитца, большая часть болезней происходит от застоев и скоплений в теле болезнетворных веществ, попадающих в организм большею частью прямо из аптеки. Кроме того, он, признавал еще слабость отдельных частей тела или всего организма. В этом заключаются основы его патологии (учения о болезнях)» (Мунде).

Применяя холодную воду в виде полных ванн, полу-ванн, сидячих, ножных и др. частичных ванн, в виде обертываний, компрессов, обтираний, холодного душа и пр., Приснитц стремился разрыхлить, привести в движение инородные вещества, отложившиеся в теле, и возбудить организм к их выведению.



Правильность воззрений Приснитца на сущность болезней не подлежит отрицанию равно безусловно верно его убеждение во врачебной силе воды, которая действительно укрепляет, освежает, охлаждает, успокаивает, отвлекает, растворяет и выделяет. Но чересчур частое и чрезмерное внутреннее и наружное применение холодной воды в связи с нецелесообразной и неподходящей по роду и количеству диетой объясняет нам, почему метод этого великого целителя давал и ряд неудач. Многие страждущие были вынуждены лечиться несообразно долго; многие другие подвергались непрерывным и жесточайшим кризисам, вызванным слишком суровым применением холодной воды и чересчур обильным приемом пищи во время лечения; многие, вследствие не в меру энергичного и недостаточно индивидуализированного лечения холодной водой, поплатились даже весьма печальными последствиями. Не говоря уже о присущем всем теплокровным животным, а, следовательно, и человеку, инстинктивном отвращении к холоду, стало быть — и к «холодной воде», неудачи героических водяных процедур немало способствовали постепенному дискредитированию «лечения холодной водой».

Из «водолечебниц с лечением холодной водой», основанных тогда медиками по системе Приснитца во многих местах, в настоящее время сохранилась разве еще самая незначительная часть. Только ничтожное меньшинство врачей применяет еще лечение совсем холодной водой.

Естественного метода лечения отнюдь не следует отождествлять с «лечением холодной водой». Естественный метод лечения применяет совершенно холодную воду лишь в исключительных, имеющих свои специальные показания случаях, да и то в течение только крайне непродолжительного времени. Обыкновенно же мы пользуемся водою умеренной температуры, видоизменяя последнюю, как и продолжительность процедуры, самым многоразличным образом, в строгом соответствии с формой болезни, состоянием сил, возрастом и пр.

Из чрезвычайно интересных заметок зятя Приснитца, отставного подполковника Риппера, составленных на основании показаний, данных под присягой старыми служителями при лечебнице основателя водолечения, видно, что Приснитц постоянно работал над своей «системой» и видоизменял ее согласно данным своего опыта. При всем том (сказанное не может никоим образом умалить великих заслуг Приснитца), приходится согласиться с утверждением, что его применения воды во многих случаях были слишком суровы, а его опыты с «холодной водой» часто производились за счет времени и состояния здоровья его пациентов.

Я вышел бы далеко за пределы намеченного мною краткого очерка «системы Приснитца», если бы вдался здесь в обсуждение частностей. Упомяну лишь, что почти для всех процедур в Грефенберге бралась вода той температуры какую она имела в источнике, т. е. в 8—10°R. В зимнее время вода в больших ваннах, как рассказывает ученик Приснитца, доктор медицины Мунде, замерзала, так что грефенбергским больным приходилось сначала разбивать лед, чтобы иметь возможность окунуться в ледяную воду температурой не выше 4—5°С. Только для так называемых полуванн приливали в Грефенберге немного горячей воды, и такая вода, температура которой, по сообщению Мунде, никогда не изменялась (едва ли в ней было когда-либо более 12,5—16°С), носила название «подогретой». Приснитц имел обыкновение при первых ваннах наблюдать за пациентом, измеряя температуру воды на ощупь, собственной рукой. «Несколько измерений, сделанных нами, — пишет доктор Мунде, — показали, что вода никогда не превышала 1.5—16°С. Только в острых случаях и при кризисах он (Приснитц) разрешал брать воду на 2—3 градуса теплее»

До 1899 г. посетители грефенбергской водолечебницы принимали холодные полные ванны в так называемой «большой ванне». В это же время Приснитц еще заставлял всех своих пациентов потеть. Но некоторые неблагоприятные последствия, которые он видел от чрезмерного потения с последующими полными ваннами из натурально-холодной воды, побудили его изменить свою систему и значительно ограничить применение как одной, так и другой процедуры. К больным с более нежной конституцией стали применять и более важные приемы лечения. Все же в первые десять—двадцать лет в Грефенберге лечение велось очень приметивно и грубо. Об индивидуализации не было и речи. Температуру воды никогда не приспособляли к состоянию сил, конституции и возрасту больного. Насколько такие приемы были ошибочны, оценят в особенности те, кто знаком с современным развитием естественного метода лечения и с успехами, достигнутыми в наши дни видоизмененным водолечением. Нечего поэтому удивляться, если в Грефенберге перераздражения, вызванные продолжительным, крайним примененим холода, составляли явление далеко нередкое. Правда, Приснитц проповедовал, что, применяя холодную воду, он имеет в виду вызвать в теле развитие тепла, но его многочисленные неудачи свидетельствуют, что его теория часто шла вразрез с практикой. Да это и понятно, так как основное условие всякой жизни, всякого исцеления есть теплота, которая при чрезмерном применении холодной воды отнимается от человеческого организма, а не образуется в нем.

Диета, обычно применявшаяся в Грефенберге, равным образом очень мало удовлетворяла требованиям, предъявляемым к полезному целебному фактору. «Мы потели и ели, ели и потели, — пишет доктор Мунде, который был не только учеником Приснитца, но и его пациентом в течение долгого времени, — и многие вынуждены были потом годами продолжать потение, пока их испорченная кожа и постепенно падавшее пищеварение не напоминали им, что они живут в неестественном состоянии, которому пора же положить конец, если они не желают положить конец своему существованию. Худшее же, однако, заключалось в том, что болезнь никак не уступала лечению, что все вновь и вновь появлялись приступы подагры, и в конце концов приходилось убеждаться в том, что главной причиной заболевания было чрезмерное принятие пищи и что было бы гораздо дешевле и полезнее уменьшить количество съедаемого, чем есть слишком много и потом большую часть времени и сил тратить на избавление от этого избытка».

«Приснитц утверждал, что кто не может есть всего, тот нездоров, — продолжает доктор Мунде, описывая свое лечение в Грефенберге, — и для него было своего рода пробным камнем улучшения здоровья пациента, если тот мог есть все, что ставила перед ним госпожа Приснитц».

Для пациентов, подвергающихся водолечению, было бы, по-моему, полезнее установление того правила, что тот, кто нездоров, не должен всего есть и особенно не должен есть слишком много. О голодании при применении метода Приснитца, разумеется, не может быть и речи; иное дело при лечении по способу Шрота, где вода является второстепенным агентом и где преследуются совершенно иные принципы. Но ведь между «довольно» и «слишком много» «дистанция огромного размера». В Грефенберге же о количественной стороне диеты в то время знать ничего не хотели, хотя в качественном отношении все рабски следовали указаниям Приснитца и его супруги. Таковы данные, сообщаемые доктором Мунде, бывшим учеником Приснитца. К числу наиболее даровитых учеников последнего, кроме доктора Мунде, принадлежат еще Рауссе и Шиндлер, применившие в своей врачебной практике «систему Приснитца» и сделавшие важные улучшения в отношении диеты, равно как и температуры и продолжительности применений водяных процедур.

Мунде основал большое водолечебное заведение в Америке, Рауссе был ревностным проповедником учения Приснитца в Германии, а Шиндлер, по смерти Приснитца, сделался его преемником в Грефенберге.

После Винцента Приснитца самым выдающимся руководителем грефенбергской водолечебницы был его вернейший ученик и преемник Иосиф Шиндлер. Девиз Шиндлера был: «Умеренность в отношении тела, ненасытность в отношении духа — вот единственный путь к спасению человека». Шиндлер был величайшим противником так называемого «парфорсного лечения». «Теперь люди не те, что прежде», — говорил он. «Уже следующее поколение мало похоже на предыдущее, и если бы я пожелал обращаться со своими больными так, как покойный Приснитц, который у своих больных применял несравненно более низкие температуры в отношении и ванн, и одежды, и воздуха спальни, то они умерли бы у меня на руках».

Йог. Э. Энгель пишет следующее в своей прекрасной книжке «Винцент Приснитц и его наследник Иосиф Шиндлер»:

«Многие из приемов Приснитца пришлось смягчить. Шиндлер извинял своего учителя тем, что этот последний, как поселянин и притом горец, принимал слабость натур многих горожан только за изнеженность и потому думал, что если, леча холодной водой себя самого и своих односельчан, он получал самые блестящие результаты, то того же самого он достигнет и у изнеженных горожан. Приснитц не принимал во внимание сверхцивилизации с ее вредными последствиями, так как лично он не был знаком с нею, никогда не живя в большом городе. Тем не менее он извлекал пользу из своих неудач и весьма значительно смягчил, особенно к концу жизни, свой вначале чересчур энергичный способ лечения».












Яндекс.Метрика