МАССАЖ И РАСТЯЖКА МЫШЦ
избавление от боли
оздоровление
гимнастика
 


Важность чистого воздуха
Важность солнечного света
Тепло в организме
Важность чистой воды
Обмен веществ в организме
Как правильно одеваться
Как правильно спать
Об образе жизни
Важность движения
Важность отдыха
О закаливании
Как закаливать детей
Как мыться и ухаживать за кожей
Баня
Почему люди болеют
Как оградить себя от болезней
Общие правила гигиены
Естественное оздоровление
Водолечение по методу Приснитц
Водолечение по методу Шрота
Водолечение по методу Рикли
Водолечение по методу Кнейпа
Оздоровление голоданием
Оздоравливающий отдых
О разных системах лечения
Лечение лихорадки
Причины простуды
Нервные заболевания
Меры при эпидемии
Уход за больными людьми
Диета при болезни
Польза хлеба с отрубями
 

Как мы должны одеваться для сохранения здоровья?



Отвечая на вопрос «как мы должны одеваться?», мы воздержимся от упоминания о некультурных народах, живущих в жарких странах и вследствие местных климатических условий почти не нуждающихся в одежде. Само собой разумеется, что наши рассуждения могут касаться лишь одежды жителей холодных стран или тех южных стран, где носят одежду для защиты от холода и непогоды, для предотвращения излишней потери телом собственной теплоты, а также ради приличия и моды.

Оставим теперь также в стороне рассмотрение всех фазисов развития движения, имеющего целью реформировать наше нижнее и верхнее платье; это завело бы нас слишком далеко. Критический анализ преимуществ той или другой одежды по отношению к материалам, из которого она сделана (шерсть, бумага, лен, шелк), представляет много затруднений, если принять во внимание факт, установленный опытом, что ни один человек не сходен во всем с другим, а потому не может быть и уверенности, что то, что полезно одному, будет непременно полезно и другому. Подобно тому, как в выборе пищевых продуктов необходимо считаться с идиосинкразией, т. е. своеобразностью вкусовых ощущений, так и в выборе материала для платья приходится обращать внимание на личные особенности, не говоря уже о привычке и изнеженности, которые также играют видную роль. Одному, например, полезно носить шерсть прямо на теле, а также носить шерстяное верхнее платье, тогда как другому оно совершенно не приносит пользы. Один чувствует себя здоровым и бодрым в Киейповском полотняном белье, а другой не нахвалится реформированным бумажным бельем Ламана, третий, наконец, носит белье Гика из шелка-сырца или же белье из смеси шерсти и бумаги, шелка и бумаги, льна и бумаги и т. п. Поэтому было бы весьма рискованно рекомендовать какую-либо одежду из известного материала, как нечто универсальное, безупречное с гигиенической точки зрения и отвечающее безусловно всем требованиям. Предоставим ученым «мирно» спорить о том, какой материал лучше для одежды — животного или растительного происхождения, лучше ли носить прямо на теле шерсть или бумагу, полотно или шелк. Я не ученый, а просто мыслящий человек, и могу сказать свое вынесенное из опыта мнение, что по отношению к одежде я не считаю возможным подводить людей под одну мерку.

Первое и главнейшее требование гигиены по отношению к одежде состоит в том, что «верхняя и нижняя одежда должна быть пористой, т. е. легко проницаемой». Это требование по отношению к белью было бы без оговорки принято всеми реформаторами современной одежды, и все реформированные системы удовлетворяют ему. Что же касается проницаемости верхнего платья, то только шерстяной режим доктора Г. Иегера вполне удовлетворяет этому важному требованию.

Этот важнейший закон гигиены, касающийся проницаемости одежды и в частности белья, лег в основу всего движения, направленного к преобразованию одежды. В свое время на мюнхенском съезде врачей профессор доктор М. фон Петтенкофер читал доклад, озаглавленный «Шерсть или лен», и говорил, между прочим, следующее: «Наша кожа должна быть всегда омываема воздухом». — «Воздух не должен застаиваться в нашей одежде». «Наша одежда имеет своей задачей не отделять нас вполне от воздуха, но лишь делать незаметным переход от воздуха к поверхности кожи».
Нет нужды специально говорить о том, что теперь уже весь свет пришел к твердому убеждению, что наша одежда может оказывать серьезное влияние на наше здоровье, принося ему как большую пользу, так и большой вред.

Рассмотрим сначала великое значение перемены воздуха для кожи и укажем на разнообразнейшие требования, предъявляемые к этому органу.

Мы дышим при посредстве кожи, как и при посредстве легких, хотя, правда, это кожное дыхание ускользает от нашего субъективного ощущения. Мы принимаем через кожу кислород и выделяем углекислоту. «Между газами, находящимися в крови, и атмосферным воздухом, постоянно происходит в порах кожи обмен газов» (Фалькенгорст).

Кожа предназначена к деятельности выделительного органа; через нее выделяются: кожное сало, летучие жирные кислоты, водяные пары, продукты разложения, образовавшиеся благодаря обмену веществ, и т. д. Каждый орган находится в теснейшей связи и полном взаимодействии со всем обменом веществ.

Достаточно известно, что через кожу выделяются ядовитые продукты разложения (стоит лишь вспомнить о зловонных потовых отделениях некоторых людей, о сильном и тяжелом запахе под мышками, о зловонной потливости ног и т. п.); с другой стороны, вполне доказано на опыте, что продукты выделения человеческого тела вообще действуют, как яд, если они будут задержаны в организме, и начнут в нем скопляться и отлагаться. Таким образом задержание деятельности кожи весьма опасно и может повести к самым тяжелым последствиям.

Итак, одежда должна быть легко проницаемой, чтобы не затруднять кожного дыхания, чтобы не преграждать доступа воздуха к поверхности кожи и давать свободный выход выделяющимся и собирающимся через кожу уже использованным веществам.

Если мы обратимся теперь к современной одежде и рассмотрим ее с точки зрения основного требования о проницаемости платья, то мы увидим, что в большинстве случаев современный костюм не удовлетворяет этому требованию гигиены.
Быть может, дорогой читатель, тебе приходилось испытывать в летнее время при перемене белья, когда ты стаскивал через голову сорочку (сделанную из полотна, полотна с бумагой, шертинга, бумазеи и т. п.), что твоя голова сразу переходила в горячую, душную, почти удушающую атмосферу. В данном случае ты имеешь прекрасное доказательство того, что под твоей рубашкой скопляются твои испарения в форме вредных газов, которые не могут улетучиваться через твою рубашку, сделанную из плотнотканной, лощеной38 ткани, и через такую же частую аппретированную подкладку верхнего платья. Плотнотканные материи имеют уже сами по себе тот недостаток, что препятствуют прохождению газообразных продуктов выделения кожи; но к этому присоединяется еще то обстоятельство, что ткани из растительных волокон, из которых сделаны твоя рубашка и подкладка верхнего платья, становятся совершенно непроницаемыми, как только они делаются влажными от пота, так как нитки, сделанные из растительных продуктов, разбухают во влажном состоянии и совершенно закрывают просветы, бывшие между отдельными нитями39. Если же твоя рубашка «ради красоты» снабжена крахмальной грудью, то окажется, что мельчайшие просветы тканей будут дважды проклеены.

Не лучше обстоит дело и с твоим верхним платьем, делаемым обыкновенно из сукна или трико. Большинство шерстяных тканей, находящихся теперь в продаже (укажу хотя бы солдатское сукно), ткется до такой степени плотно, что всякий доступ воздуха к коже становится немыслимым, и совершенно устраняется возможность обновления воздуха под платьем и устранения продуктов кожных отделений.

Вполне очевидно, что такое верхнее и нижнее платье должно приносить серьезный вред нашему здоровью. Уже при умеренном испарении с поверхности кожи пространство между телом и рубашкой настолько переполняется водяными парами, что каплями пота, образующимися из них, смачивается белье, сделанное из плотнотканной, проклеенной ткани растительного происхождения. В результате обладатель такой влажной рубашки при малейшем ветерке будет ощущать неприятное прикосновение к телу влажной и холодной рубашки. Еще сильнее обнаруживается этот недостаток при усиленном выделении пота. Сравнительно тонкие шертинговые и полотняные рубашки становятся тогда совершенно мокрыми, влажность передается и непроницаемой подкладке верхнего платья, и она начнет оказывать свое вредное влияние. Тепло, необходимое, по законам физики, для испарения влаги, при ношении полотняного белья должно доставляться кожей, и, вследствие этого, температура кожи значительно понизится. Это обстоятельство, в свою очередь, препятствует дальнейшей выделительной деятельности кожи, так как она возможна лишь при нормальной теплоте кожи и при достаточном приливе крови к ее поверхности. Благодаря холодной температуре влажной рубашки, прилегающей к телу, произойдут застои в кровеносных сосудах кожи, и в результате подавленная отделительная деятельность кожи, в связи с застоями крови, поведет к целому ряду болезненных явлений.

Гораздо чаще, вследствие непроницаемости верхнего и нижнего платья, испарение влаги делается вообще немыслимым или остается весьма неполным, так что тело пребывает в миазматической, влажно-холодной атмосфере человеческих испарений, что, по вышеуказанным причинам, может привести и часто действительно приводит к весьма серьезным расстройствам здоровья. Обмен веществ испытывает затруднения, появляются дискразии и расстройства кровообращения, одним словом — развивается более или менее серьезное расстройство нормальных отправлений организма. «Вся наша тепловая экономия, вся регулировка тепла совершается главным образом при посредстве деятельности кожи». «При помощи платья мы создаем себе собственный климат — полутропический, градусов в 25—30°С». «Если мы применяем грубые и более редкие материи, то этим мы можем регулировать изменения температуры» (Петтенкофер)

Итак, наша кожа есть аппарат для регулирования теплоты тела, а потому одним лишь кутаньем и сохранением тела в тепле еще нельзя всего достигнуть. Рациональная одежда должна не только облегчать сохранение тела в тепле и ограждать его от колебаний температуры, но и не препятствовать достаточной отдаче теплоты при посредстве нашей кожи. Но отдача кожей излишнего тепла возможна лишь при достаточном доступе воздуха к ней, при возобновлении воздуха вокруг тела и обилия крови в кровеносных сосудах кожи. Постоянное перегревание тела одеждой является для нас своего рода Дамокловым мечем, вечно грозящим нам опасностью простудиться, т. е. получить нечто такое, что может нам совершенно отравить существование. Поэтому профессор Петтенкофер с полным правом говорит:

«То, что мы называем «простудными болезнями» происходит вовсе не от того, что мы потеряли много тепла, но, наоборот, весьма часто от того, что было задержано слишком много тепла».
Это мнение подкрепляется и тем общеизвестным обстоятельством, что мы гораздо более бываем склонны к простуде, когда разгорячены, чем когда тело холодно.

«Перья птиц, волосы и шерсть животных служат для одной и той же цели: сделать совершенно незаметным переход воздуха к поверхности кожи (Петтенкофер), но никогда они не в состоянии совершенно преградить доступ воздуха к коже. Чем более теплоты испускает тело, тем теплее будет слой воздуха, прилегающий к нему, тем скорее он будет улетать вверх и способствовать обновлению воздуха. Если воздух около кожи слишком холоден, то последняя закроет свои поры для предотвращения отдачи тепла, притом так, что скорее наступит смерть от замерзания, чем простуда». (Оттомар Штейнер. Постель и ее влияние на наше здоровье, стр. 35).

Совершенно иначе происходит процесс кожного дыхания, регулировки тепла и испарения при ношении одежды из неплотнотканной, легко проницаемой материи. В то время как под непроницаемой одеждой происходит сгущение парообразного пота, при рыхлой, пористой одежде удаление газообразных продуктов кожных отделений совершается вполне беспрепятственно. Само собою разумеется, что при очень сильном потении и такое пористое белье может сделаться влажным, но воздух, находящийся в пористой ткани, является, по мудрому закону природы, плохим проводником тепла, ограждает кожу от охлаждения, и пот скоро испаряется благодаря действию тепла, , содержащегося в пористых пространствах ткани. Для испарения пота нет надобности в усиленном развитии тепла, так как теплота поверхности кожи одинакова с теплотой газообразного пота.
Итак, дорогой читатель, мы видели, насколько основательно требование гигиены употреблять для одежды только легкопроницаемые ткани. Но мы еще не затронули «жгучего» вопроса, из чего должна быть сделана легкопроницаемая материя, чтобы она удовлетворяла требованиям гигиены, т. е. из шерсти ли, шелка, льна или бумаги.

Для исследования вопроса о том, какой материал пригоднее всего для нашей одежды, нельзя обойтись без того, чтобы не бросить взгляда на окружающую нас природу и именно на животных, так как человек далеко не занимает в природе какого-либо исключительного положения, как это нередко и ложно воображают.

Животные находятся в теснейшей связи с атмосферным воздухом, их настоящим жизненным элементом, причем они пользуются преимуществами движения воздуха по всей поверхности их тела. «Связь животного с воздухом происходит через бесчисленное множество более или менее длинных канальцев, которые можно считать как бы продолжением кожных пор и которые образованы роговыми массами, принимающими вид перьев или волос. Если бы мы вздумали ограничить доступ воздуха к коже только отдельными отверстиями или даже вовсе лишить ее влияния воздуха, то, вне всякого сомнения, животное потеряло бы свою сопротивляемость и погибло бы» (Штейнер).

Другой полезный вывод дает нам изучение природы, когда мы рассматриваем положение перьев и волос по отношению к телу. «Насколько мало соприкасаются с землей растущие на ней травы и деревья, настолько же мало соприкасаются с кожей животных их шерсть и перья, и настолько же мало, следовательно, они могут в качестве материала оказывать влияния на самочувствие и здоровье животных» (Штейнер. Постель и пр., стр. 39).

Природа устроила все чрезвычайно мудро и целесообразно. Причина движения воздуха лежит в его плохой теплопроводности, и эта же особенность и служит делу согревания всех живущих на земле теплокровных существ, так как тепловое равновесие сохраняется не благодаря их меху или оперению, но исключительно благодаря массам воздуха, находящимся в их природных покровах.

Мы, однако, не можем устроить себе одежду по образцу животных и устранять ее от всякого соприкосновения с телом. Поэтому выбор материала для одежды обязывает нас : к большой осторожности, если мы не хотим подвергать кожу слишком большому раздражению от неизбежного прикосновения платья.

Как известно, наша верхняя и нижняя одежда делается из волокнистых веществ как растительного, так и животного происхождения. При прикосновении к нашей коже волокнистых веществ замечается двоякое действие: либо они производят раздражающее влияние, либо же относятся к коже вполне безразлично. Здесь-то мы и доходим до вопроса «о разномыслии ученых». Господа ученые, все без исключения, согласны, что для того, чтобы одежда человека вполне отвечала своей цели, необходимо, чтобы ока была легкопроницаемая, не препятствовала движению воздуха на коже, допускала легкое испарение и должным образом регулировала развитие и отдачу кожей теплоты. Оба главных вождя реформы костюма и оба противника, доктора Иегер и Ламан, пришли также к соглашению относительно характера верхней одежды и материала, из которого она должна быть сделана: они признали, что одежда должна быть пористой и сделана из материала животного происхождения, т. е. шерсти. Спор вертится, как известно, только вокруг материала для белья.



Не распространяясь далее о системах Иегера и Ламана, скажем лишь, что ткани волокон животного происхождения (шерсть, шелк) оказывают на кожу продолжительное воздействие, изменяющееся в зависимости от доброты материала, и приводят кожу в состояние раздражения. Я воздержусь от обсуждения вопроса, будет ли это раздражение целебного, или, наоборот, вредного характера.

Ткани растительного происхождения относятся к коже совершенно безразлично, и только очень грубые вызывают скоропроходящее раздражение.

С древних времен постоянно старались устранить ощущение трения, щекотания или зуда, вызываемое как грубыми, так и нежными тканями из волокон животного происхождения, особенно овечьей шерсти. Для этой цели между собственно самой одеждой и кожей помещали промежуточный слой в виде белья и подкладки для верхнего платья. Эти части одежды делали из вполне безразличных растительных волокон, нисколько не раздражающих кожи. Материалом обыкновенно служат мягкие растительные волокна хлопчатой бумаги, льна или полульна.
Теплопроводность различных волокнистых веществ почти одинакова и незначительна, но зато различные сорта волокон существенно разнятся в отношении способности вбирать в себя воздух. Растительные волокна обыкновенно гладки и мягки и потому в готовой ткани плотно прилегают друг к другу; таким образом, они почти не образуют между собой пространств, в которых задерживался бы воздух. Наоборот, животные волокна и особенно шерсть, вследствие рыхлости и курчавости, вбирают в себя сравнительно большое количество воздуха.

Итак, из различных качеств волокон мы видим, что мы не можем обойтись без шерсти для развития тепла в нашем теле; не надо только употреблять тканей, сделанных настолько плотно, что из них вытеснен почти весь воздух.

Послушаем теперь, что говорит Оттомар Штейнер в своей прекрасной книжке «Постель» (стр. 43 и след.) об отношении различных волокнистых веществ к воде, к краске и вообще о различных вопросах, касающихся «одежды».

«Шерсть сваливается при всякой стирке (но ведь лишь при неправильном обхождении с ней!? — Автор), и вследствие того, ткани сделанные из нее, теряют способность удерживать воздух и впитывать влагу. Старые ткани греют менее, чем новые. Наоборот, ткани из бумаги и льна почти не меняют формы, и будучи вымыты приобретают разве только способность лучше впитывать воду. Как известно, для приготовления корпии нельзя брать нового полотна или необработанной бумаги, а напротив, нужно брать старое полотно и беленую бумагу. С помощью смачивания растительных волокон под лучами солнца или ?. помощью химических процессов можно ускорить столь выгодный процесс старения тканей и таким образом заранее приготовить полотняные или бумажные ткани для производства из них одежды».

«Благодаря белению, растительные волокна теряют свою естественную коричневатую или, желтоватую окраску и становятся чисто белыми, и таким образом гораздо легче можно рассмотреть грязь, приставшую к ним. Это обстоятельство заставляет нас бросить взгляд еще на четвертый пункт: на отношение волокнистых веществ к краске».
«Не говоря уже о том, что животный мир доставляет шерсть и волос всевозможных цветов, не изменяющихся от действия воды и солнца, животные волокна вообще входят в более тесное соединение с краской, чем то наблюдается по отношению к волокнам растительного происхождения. Пурпур — красная бумажная материя, известная уже с ветхозаветных времен, синее индиго и новейший «Diamantschwarz» являются редкими исключениями стойкой окраски бумажной пряжи».

«Для того, чтобы вопрос о платье облечь в определенную форму, скажем, что все наши требования по отношению к одежде сводятся к следующему:

Наше платье должно: 1) греть, 2) отводить тепло, 3) регулировать движение воздуха на коже, 4) защищать тело от внешних вредных влияний, грязи и т. д., 5) ограждать от соприкосновения с предметами, раздражающими кожу, 6) вбирать продукты кожных отделений, 7) служить одним из доказательств культурности человека и 8) возможно дольше сохранять свои хорошие качества».

«Уже многочисленность этих требований ясно показывает, что учения науки и требования природы по отношению к одежде важнее всех советов модных журналов, что человек не есть ходячая вешалка для платья и что все злоупотребления в вопросе об одежде всегда вредно отзываются на его здоровье».

«Мы удовлетворим всем вышеперечисленным требованиям, если вся кожа наша, поскольку она нуждается, покрыта будет легкой, мягкой и пористой тканью, сменяемой два раза в сутки — утром и вечером».

«Возьмем ли мы для носильного белья полотно или бумагу, это безразлично, были бы обе ткани беленые (не желтоватые!) и достаточно пористые40. При таком материале белье будет удовлетворять большей части требований, предъявляемых ему; оно будет вбирать влагу и жиры с поверхности кожи, будет побуждать к чистоте и ежедневной перемене одежды, будет давать повод при перемене производить общее обмывание всего тела, будет ограждать тело от трения и грязи, не будет препятствовать проникновению воздуха и не будет греть».

«Согревающих качеств мы требуем лишь от верхнего платья, ибо его мы можем видоизменять по желанию, как скоро кожа наша сохраняет возможность неприятным ощущением во всем организме обнаружить потребность в воздухе и освежении».
«Все свойства шерсти предназначают ее для верхнего платья, и до тех пор пока существует земля, пока холод сменяется жаром, лето — зимой и т. д. человек постоянно будет пользоваться прекрасными качествами шерсти для образования вокруг своего тела постоянно сменяющегося охранного покрова».
«Большим недостатком современной одежды является подкладка, для которой часто берут жесткие, проклеенные материи. Они необходимы для сохранения формы верхнего платья, и потому промышленности предстоит высокая и благородная задача выработать пористые ткани для подкладок, которые не препятствовали бы движению воздуха и столь же хорошо пропускали бы его, как шерсть и белье».
Так говорит Оттомар Штейнер, изобретатель общеизвестной реформированной постели, о которой я буду еще говорить в следующей главе, озаглавленной: «Как мы должны спать?»

Всякому понятно, что климат, температура, время года, погода, возраст, пол и сложение требуют различных видоизменений в одежде, и что соответственно этому, выбор последней колеблется в самых широких пределах. Нравы и обычаи страны также играют немалую роль в этих вопросах. Рыбаки, матросы и вообще прибрежные жители предпочитают нижнее и верхнее платье из шерсти; эти люди поняли, что им непригодна одежда из растительных волокон, так как в ней легче простудиться. Приморский сырой воздух делает все платье настолько влажным, что волокна шерсти почти теряют свои раздражающие свойства, которыми они в сухом виде обладают в сильной степени. Поэтому в таких местностях люди скорее могут носить шерстяное платье, не опасаясь сильного раздражения кожи. Таким же образом объясняется и преимущество ношения тонкой шерстяной одежды под тропиками, с тою лишь разницей, что там овлажнение одежды совершается благодаря непрерывной и обильной транспирации кожи, вызываемой внешним теплом. Араб носит белый шерстяной плащ, ниспадающий по сторонам его тела, не препятствующий движению воздуха на поверхности кожи и воспринимающий наименьшее количество тепла. Жители дальнего севера и громадных ледяных пространств носят толстые шерстяные, но при этом рыхлые ткани и меха, в которых может задерживаться большое количество воздуха; этот последний, будучи плохим проводником тепла, достаточно согревает их в холодное время.
Шерстяное и шелковое белье (разумеется, из легкопроницаемой ткани) можно рекомендовать старым, слабым и болезненным людям, а в холодную сырую погоду и вообще всем. Наоборот, сильным и молодым людям, тело которых обильно развивает тепло, можно рекомендовать носить бумажное белье. Если ты, дорогой читатель, привык к ношению шерсти, и от этого у тебя развилась усиленная чувствительность кожи41, то ты можешь без вреда и опасности для здоровья во всякое время года перейти к ношению бумаги или шелка. Шелковые (они разумеется не дешевы, за исключением фабрикатов Гика, являющихся по своей цене особым исключением) и бумажные ткани ты можешь носить круглый год; их надо предпочитать полотняному белью, так как, будучи пропитано потом, это последнее очень холодит.

Как известно, светлые цвета лучеиспускают и воспринимают меньше тепла, чем темные и особенно черный цвет; поэтому можно рекомендовать всегда, зиму и лето, носить светлые «натуральные цвета». Наши же общественные условия предписывают как раз обратное, и притом не только при особенно торжественных случаях, и нам волею-неволею приходится повиноваться этим требованиям, хотя гигиена и протестует против них.

Кто решится теперь пойти против общепринятых обычаев и нравов и показать это в открытой форме, хотя и с полным к тому основанием, тот должен быть готов к тому, что он везде встретит оппозицию, которая редко будет иметь фактическое основание, но будет энергично направлена против особы «дерзновенного», решившегося в столь важном вопросе иметь свое собственное мнение, несогласное с мнением большинства, и даже на деле проводить его. Если кто-либо вздумает плыть против течения, то всегда найдется много людей, которые сумеют оказать ему всевозможное противодействие и постараются остановить его начинания, хотя бы и делалось все это лишь вследствие того, что сами они чувствуют себя неспособными на такую смелость.

В наше время тяжелой борьбы за существование, когда люди уже и без того достаточно отравляют друг другу существование, всякое стремление изменить или совершенно устранить общепринятые порядки и обычаи, можно считать подписанием собственного смертного приговора, если только реформатор лишен возможности опереться на незыблемое материально обеспеченное и вполне независимое положение. Месть человечества выражается обыкновенно игнорированием самого существования дерзновенного, решившегося пойти против «освященных» традиций, хотя бы дело шло лишь об изменении обычного порядка ношения одежды. Автор этого сочинения, как «приверженец шерсти», мог бы не мало рассказать про то, что ему пришлось перетерпеть, но он отлагает это до более удобного времени.
После этого краткого отступления, сделать которое было сердечной потребностью автора, вернемся опять к интересующему нас вопросу об «одежде».

Одежда должна быть не слишком узка, но и не слишком широка. Опыт учит нас тому, что слишком близко прилегающая к телу и слишком широкая одежда холодит, и потому лучше всего держаться золотой середины. Кроме того, узкое платье стесняет движение, вызывает неправильности кровообращения и иные болезненные явления, задерживает обмен веществ и испарение с поверхности кожи.

Для мужской верхней одежды можно особенно рекомендовать чисто шерстяное трико, какое употребляют для своих костюмов велосипедисты-спортсмены. Сюртук и жилет (последний — в том случае, если не желают носить застегнутого до верха сюртука по модели Иегера) должны быть сделаны на легко проницаемой подкладке (шерсть). Для верхнего платья и для подкладки следует выбирать светлые натуральные цвета.

Какой вред приносит туго облегающее и непроницаемое платье, лучше всего можно видеть на солдатах. Большое число случаев солнечного удара, наблюдаемое при утомительных переходах и во время маневров в полуденный жар, следует приписать непрактичным, высоким и плотным воротникам и таким же галстукам, препятствующим свободному оттоку крови от головы. Военное управление поступило поэтому вполне гуманно, введя для ландвера и ландштурма для известных случаев свободные блузы, так называемые «литевки», а также отложные воротники для линейных войск. Раз оно решилось на такую реформ), то надо надеяться, что оно пойдет и дальше по пути облегчения ношения формы как по отношению к покрою, так и по отношению к цвету42.

Столь излюбленные непромокаемые резиновые пальто и плащи совершенно непроницаемы, а потому весьма вредны для здоровья.

Но вред, приносимый узким мужским платьем, относительно далеко невелик по сравнению с вредом, приносимым корсетом, в который затягиваются наши дамы. Я буду еще весьма много говорить об этом «орудии пытке», и не премину изложить моим дорогим читательницам мое мнение о ношении корсета. Скажу впрочем, уже теперь, что ношение корсета допустимо лишь тогда, когда соблюдены будут все требования гигиены по отношению к растяжимости, проницаемости и возможности стирать эту часть одежды. Так называмые «корсеты-панцири», сделанные из непроницаемой, проклеенной ткани растительного происхождения, сдавливают ужасающим образом важнейшие органы тела и потому в высшей степени вредны для здоровья. Как часто именно у женщин в области талии развиваются хронические, лишаеподобные сыпи, что происходит вследствие того, что корсет препятствует удалению из тела продуктов кожных отделений, продукты же разложения, развивающиеся из крахмального клейстера, пропитывающего корсет, раздражают кожу. Возможность мыть корсет есть необходимейшее требование гигиены. Одежда, столь близко прилегающая к телу, при постоянной носке вбирает в себя так много испарений и грязи, что ее необходимо от времени до времени основательно мыть.
Растяжимость корсета необходима уже ради физиологических причин. До времени половой зрелости ни одна девушка не должна носить корсета, так как он препятствует правильному развитию тела и оказывает поэтому продолжительное вредное влияние на органы, находящиеся в нижней части живота. Вместо корсета можно рекомендовать всякой женщине ношение эластичной триковой фуфайки. В большинстве случаев корсет зашнуровывают слишком туго; одни делают это ради того, чтобы стройнее выглядеть, другие же — потому, что их изнеженное тело нуждается в поддержке, в особого рода опоре. По счастью, теперь имеется уже не так много модниц, не боящихся ни малокровия, ни бледной немочи и желающих, во чтобы то ни стало, иметь «осиную талию».

Другим обстоятельством, заслуживающим осуждения в женском костюме, является обыкновение навьючивать чрезмерное количество слоев одежды на нижнюю часть туловища. Низ лифа и юбка, нижняя юбка и корсет, панталоны и рубашка составляют, по меньшей мере, шестерной слой вокруг живота. Вследствие этого, живот пребывает в излишнем тепле, и противопоставляется серьезное препятствие к распределению крови и правильному испарению в этой области тела (Иегер).

Вообще женская одежда нуждается гораздо больше мужской в преобразовании. Не легко будет убедить женщин заменить белоснежное белье из ретинга, батиста или полотна шерстяным или бумажным трико натурального цвета. Далее, покрой женских панталон оставляет желать весьма многого, если их еще вообще одевают. Как известно, юбки снизу открыты, но собственно следовало бы делать панталоны совершенно закрытыми, как и мужские, хотя их узость и корсет до известной степени смягчают этот недостаток. Не говоря уже о чистоплотности, ношение женщинами панталон является безусловной необходимостью с точки зрения гигиены. К сожалению, женщины носят лишь открытые панталоны, недостаточно защищающие нижнюю часть живота от простуды, и большое распространение женских болезней несомненно в значительной степени зависит от нерационального покроя панталон.

Верхнюю одежду женщин также необходимо делать из проницаемого материала. Теперь часто берут на платья тончайшие бумажные и полушерстяные материи, и для того чтобы придать лифу известную плотность, делают его на сильно прокрахмаленной бумажной подкладке. Вместо этого лучше делать платья из легкопроницаемого, более толстого трико, не нуждающегося в подкладке и имеющего еще то преимущество, что, ниспадая, оно образует натуральные складки и потому делает излишним закладывание искусственных складок и складочек. При таком более теплом верхнем платье можно с удобством уменьшить число нижних юбок. Не следует, однако, думать, что шерстяное платье пригодно только для зимы, а что для лета оно слишком жарко. Шерсть, в особенности неокрашенная (натурального цвета) или светлая, обладает всеми качествами плохого проводника тепла: летом она задерживает солнечную теплоту, не допуская ее до тела, а зимой препятствует быстрой теплоотдаче тела. Такое отношение верхнего платья к человеческому организму может получить еще поддержку в легкопроницаемом шерстяном или бумажном нижнем платье.

Попытка преобразовать женский костюм была сделана уже несколько лет тому назад и привела к созданию так называемых Верисгофских реформированных костюмов Гиршберга. В настоящее время они являются наилучшим, что есть в области моды, так как, будучи модными, они не обладают в то же время ни одним вредным качеством модного костюма.

Для пользы моих дорогих читательниц приведу здесь выдержку из журнала «Верисгофский вестник» (издание Л. Фирека в Мюнхене). При этом могу лишь пожелать, чтобы в интересах здоровья костюм этот нашел самое широкое распространение.

«Потребность в реформе женского костюма наблюдается во всех европейских странах, и день ото дня становится все более и более настоятельной, отчасти благодаря вреду, приносимому узкой шнуровкой, отчасти вследствие вреда для здоровья, обуславливаемого слишком длинными юбками, поднимающими пыль и грязь, и, наконец, также и благодаря все более развивающейся роскоши, которая во многих семьях является источником неописуемых несчастий. Бесчисленное число журналов предлагало разнообразнейшие проекты, но ни один из них не нашел себе широкого распространения. Все попытки оставались без результата, оттого ли, что стремление к франтовству все еще слишком велико, или оттого, что предложенное реформированное платье было мало модным, или же, наконец, оттого что большинство женщин просто оказалось лишенным необходимой энергии. Коротко сказать, до сих пор проваливались все проекты! И вот теперь, как кажется, наконец, найден подходящий костюм: в Верисгофском реформированном костюме мы имеем простую, практичную, гигиеничную и дешевую одежду, и так как она при этом имеет элегантный и скромный вид, то несомненно будет иметь большой успех». «Взяв в основу костюм, придуманный мною в прошлом году, большой модный базар Ф. Гиршберга и Ко в Мюнхене приготовил во многих прелестных вариантах костюм «Мариетта», нашедший себе широкое распространение не только в Германии, но и далеко за ее пределами; костюм этот сделан из несваленного сукна. Позднее были приняты во внимание различные указания и запросы, и, наконец, из вышеупомянутого костюма выработался «Верисгофский костюм».
Вот краткое объяснение к нему:
«Гладкая юбка, без подкладки, сзади у пояса со складками, совершенно не стесняющая движения ног и сделанная из несваленного сукна, непроницаемого для воды; вокруг пояса через небольшие промежутки петли и пуговицы для того, чтобы можно было высоко подбирать юбку во время грязи, во время лазания по горам и особенно при хождении босиком по мокрой траве».
«Свободная, возможно широкая пышная блуза с матросским или отложным воротником, оставляющим шею совершенно свободной. Все делается, смотря по вкусу, из тонкой шерстяной или бумажной материи в различном стиле: английском, русском или фантэзи, но во всех случаях так, чтобы можно было избежать ношения вредного и тяготящего стального корсета. Последний лучше всего заменить вязаным лифчиком с планшетками (они продаются по дешевой цене) или простым лифчиком с пуговицами, какой носят дети и наши крестьянки, и служащим для поддержания юбок и груди».
«Самой характерной частью костюма является жакет, сзади в талию, а спереди совершенно свободный и либо незастегнутый, либо в случае дождя и холода застегивающийся; воротничок также отложной, не стесняющий шеи. К этому костюму полагается, смотря по возрасту и вкусу, шляпа или шапочка, также из несваленного сукна, такого образца, как давно принято носить во время путешествий и на морских купаниях».
«Для хождения босиком дома и на открытом воздухе надевают еще сандалии, причем лучше и практичнее всего Верисгофские сандалии, изготовляющиеся в Мюнхене и снабженные кожаными носками и гигиеническими подошвами из луфы».
«Неисчислимые преимущества этой одежды будут очевидны для всякого интересующегося здоровой и практичной женской одеждой, так как этот костюм:
1) дешевле всякого другого модного платья;
2) легок, удобен и непромокаем, так что при нем не требуется непромокаемого пальто;
3) красив и не бросается в глаза, так как соответствует
современной моде;
4) весьма долговечен».
«Я ношу мое вышеупомянутое платье из несваленного сукна бессменно уже более года, и оно все еще выглядит новеньким, несмотря на дожди, путешествия, экскурсии и пр. Наконец, материя для этого костюма бывает всевозможных цветов: серая, коричневая, синяя, стального цвета и даже черного, что несомненно поможет многим дамам, слишком приверженным к франтовству, побороть боязнь, благодаря лишь простоте платья, отстать от моды».

«Для последовательниц пастора Кнейпа и естественного способа лечения эта одежда имеет еще одно преимущество; хождение по мокрой траве и по мокрым камням было чрезвычайно неудобно при ношении модного туалета, но оно замечательно подходит к такому практичному и целесообразному костюму, и теперь этого полезного для здоровья упражнения уже не будут высмеивать даже самые злые шутники. Благодетельное действие этого костюма ощутят особенно те, которые, отказавшись от всех заблуждений моды, получат возможность пользоваться более сильным здоровьем и общим прекрасным самочувствием; я не говорю уже о благотворных последствиях для семейного кармана. Для того, чтобы сделать Верисгофский костюм доступным для всех, даже материально необеспеченных людей, модный базар Гиршберг и Ко в Мюнхене делает его не только из настоящего тирольского несваленного сукна, но и из более дешевых баварских или вообще немецких сортов; все подробности об этом можно узнать, обратившись к вышеупомянутой фирме».

«Итак, не медлите, здравомыслящие немецкие женщины, которым здоровье, удобство и бережливость дороже франтовства и модных глупостей, нередко вредящих здоровью, бросьте ваши стальные панцири, уродующие данную вам от Бога красоту тела, и наденьте удобный «Верисгофский реформированный костюм», так как то, что здорово, скромно и в то же время красиво и прилично, может послужить лишь к вашему благу (Мета)».

По отношению к детской одежде справедливо все сказанное об одежде взрослых. Нижняя и верхняя одежда для детей должна быть легкопроницаемой. В летнее время не следует давать надевать девочкам и маленьким мальчикам верхнего платья из льняных или бумажных материй (за исключением реформированных бумажных материй). Не говоря уже об их непроницаемости, благодаря находящемуся в них крахмалу, они легко вбирают в вечернее время сырость из воздуха и потому легко могут служить источником простуды.

Если не ошибаюсь, в Испании немцев считают нечистоплотными, потому что они не одевают, подобно туземцам, ежедневно свежевымытой рубашки. С гигиенической точки зрения испанцы вполне правы. В течение суток следует даже два раза менять рубашку; вечером, отходя ко сну, надевать ночную рубашку, а утром на день дневную рубашку. При такой смене можно обходиться двумя, тремя рубашками в неделю. Но при этом необходимо, чтобы ночная сорочка хорошо проветривалась днем, а дневная — ночью. Не следует класть дневного белья на ночь под подушку, как это ошибочно делают очень многие. Раз белье меняется и проветривается, совершенно безразлично, из чего оно сделано: из проницаемой или непроницаемой материи, из шерсти, бумаги, полотна или шелка. Смена и проветривание должны производиться обязательно при всяких условиях.

Все это справедливо и по отношению к остальному белью и принадлежностям туалета (кальсоны, нижние юбки,корсеты, чулки и пр.). Верхнее платье, которое было на нас целый день, также следует хорошенько проветривать на сквозняке в течение ночи; вообще никакой одежды не следует более суток оставлять на теле.

Весьма важно поговорить еще о головном уборе и об обуви.
Вопрос о головном уборе является весьма важной главой учения о гигиене одежды. Он имеет большое значение и по отношению к вопросу о все более увеличивающемся облысении. Как известно, лысина наблюдается у мужчин чаще, чем у женщин. Конечно, причину этого болезненного явления можно видеть отчасти в расстройствах питания, худосочии, нервных страданиях, распутстве, утомительной умственной работы и т. п., но все-таки вне всякого сомнения, что главная причина лежит в нерациональном покрытии головы. То обстоятельство, что женщины лысеют гораздо реже, несомненно зависит от их более гигиеничного головного убора; он не только легче, воздушнее и проницаемее мужского, но, кроме того, покоится только на прическе, так что между кожей головы и шляпой всегда происходит беспрепятственное передвижение воздуха. Кроме того, женщины низшего класса по большей части ходят с открытой головой, а их занятия более приковывают их к дому и потому реже заставляют надевать головной убор. Все сказанное тем более справедливо, что всем вышеперечисленным болезням, хотя и составляющим лишь незначительную часть причин облысения, подвержены также и женщины.
Итак, важнейшим требованием, предъявляемым к головному убору, является Легкопроницаемость его, другими словами — требования гигиены одинаковы для всех частей одежды. Конечно, лучше всего было бы вовсе не покрывать головы, но против этого восстают мода, обычай, а во многих случаях и погода. Поэтому прежде всего надо рекомендовать мужчинам носить легкопроницаемые шляпы для того, чтобы ток воздуха мог свободно проходить через волосы и по коже головы, а также для того, чтобы испарение с волосистой части головы совершалось вполне беспрепятственно. Таким образом, шляпы следует делать без подкладки и снабжать несколькими дырочками по бокам и сверху. Кожаной подшивки у основания шляпы безусловно не следует делать43: она препятствует правильному испарению и, благодаря известного рода окраске, часто способствует развитию сыпи на лбу. Нельзя также рекомендовать войлочных, суконных и меховых шапок даже в сильные морозы. Они слишком греют голову и нередко вызывают на ней испарину. При таких условиях легко простудить голову при снимании шляпы, так как внезапно может произойти охлаждение кожи. Кроме того, эти шапки совершенно непроницаемы и препятствуют свободному испарению с поверхности волосистой части головы. Те же недостатки мы наблюдаем в цилиндре и других жестких и тяжелых шляпах. Во время отбывания воинской повинности и после нее многие жалуются на выпадение волос и с полным правом утверждают, что во всем виноваты тяжелые каски.
Согласно общим основам гигиены одежды, светлые шляпы следует предпочитать темным и особенно черным.
Следует насколько возможно больше ходить с открытой головой или постепенно приучаться к этому. Воздух и свет окажут лишь благотворное влияние на кожу головы и на рост волос.
Говоря об одежде для ног, следует иметь в виду как сапоги, так и чулки. И те, и другие для удовлетворения требованиям гигиены должны быть легкопроницаемыми. Рациональное обувание ног в высшей степени важно. Следует поступать так, чтобы не было никакого препятствия к достаточному наполнению кожных кровеносных сосудов и к свободному испарению с поверхности кожи ног. Это необходимо, во-первых, чтобы избегнуть «холодных ног», что происходит от оттока крови из них, а, во-вторых, потому, что ноги вообще играют чрезвычайно важную роль в деле распределения крови по всему организму. Масса людей страдает ощущением холода в ногах и потливостью последних, и это обстоятельство наилучшим образом доказывает, что нерациональная внутренняя обувь ног является теперь почти правилом. Найти легко проницаемые чулки нетрудно: это уже сделано. Шерстяной режим Иегера, реформированная хлопчатобумажная система Ламана и многие другие системы в достаточной мере позаботились об этом44.
Иначе обстоит дело с башмаками и сапогами. Носимая теперь наружная обувь далеко не отвечает требованию легкой проницаемости, будь то сапоги, полусапожки, штиблеты на шнурках или на пуговицах. Сорта кожи, употребляемые для сапог, и смазывание их ваксой, наоборот, только гарантируют непроницаемость обуви. К сожалению, является одной из труднейших задач сделать такую обувь, которая, удовлетворяя требованиям гигиены, в то же время соответствовала бы и требованиям, выработанным практикой по отношению к прочности, красоте и защите ног от влияния погоды.
Профессор доктор Густав Иегер предложил бесспорно наилучшее, что только до сих пор можно было придумать в области введения рациональной обуви.
Он рекомендует ношение башмаков из шерстяного трико с кожаными носками или без таковых, или ношение сапог из замши, либо сыромятной кожи, кожи диких животных (оленя, козули, буйвола и т. д.). Иегер особенно хвалит проницаемость этих башмаков и ту их особенность, что даже будучи мокрыми, они не холодят ног: «Сырая шерсть — теплая шерсть», — говорит он. Такими же качествами сырой и сухой шерсти обладает и кожа диких животных. К сожалению, из проницаемого шерстяного трико нельзя еще сделать обуви, которая была бы одновременно элегантна, крепка и прочна. Пористая кожа диких животных также не свободна от недостатков: она слишком скоро грязнится, и грязь может быть удалена только мытьем, но не щеткой. Если же такие башмаки вымыты неумелой рукой, то они становятся жесткими и негибкими.
Профессор доктор Иегер пишет об этом следующее в своей книге «Моя система», стр. 227:
«Единственный материал для обуви, отвечающий современным требованиям как в отношении крепости, так и в отношении сохранения фасона, это дубленая кожа; однако, с гигиенической точки зрения этот материал нехорош, так как на ногах он начинает издавать дурной запах. Этому недостатку можно помочь, вымывая с содой остатки дубильных веществ и пропитывая кожу каким-либо непрогоркающим жирным веществом; единственным материалом такого рода является вазелин. Но кожа, пропитанная вазелином, становится непромокаемой, и если сделать сапоги из нее, то этим будет совершенно задержана отделительная деятельность кожи ног; и все-таки сапог, сделанный целиком из кожи, пропитанной вазелином, гораздо приятнее и гигиеничнее, чем сапоги из обыкновенной кожи».
«Для того, чтобы сделать башмак более гигиеничным, и в то же время удовлетворить современным требованиям относительно фасона и прочности, можно брать комбинацию из шерсти и кожи, пропитанной вазелином, или из замши и кожи, пропитанной вазелином. В этом случае подошвы делают из плотной кожи, пропитанной вазелином, а все остальное — из шерсти или кожи диких животных».
Таково мнение доктора Иегера.
Самая лучшая обувь, однако, это — отсутствие обуви. Иначе говоря, нужно ходить босиком. Хождение босиком является весьма важным гигиеническим целебным фактором; это лучше всего доказывается тем, что хождение босиком входит в число приемов лечения, применяемых естественным способом врачевания. Впоследствии поговорю об этом подробнее, а теперь скажу лишь следующее. «Всякий взрослый, всякий ребенок должен пользоваться летом всяким удобным случаем, чтобы проделать процедуру, весьма полезную для здоровья, но вызывающую немало протестов по соображениям якобы нравственного характера» или просто вследствие человеческого «недомыслия». Я говорю о хождении босиком, которое является наилучшим средством закаливания: даже и в зимнее время оно не только не вредит, но наоборот, приносит пользу, о чем свидетельствуют пышащие здоровьем, крепкие, гибкие фигуры трубочистов, постоянно бегающих босиком. Хождение по мокрым камням, по свежевыпавшему снегу, по воде и т. п. есть излюбленный прием лечения по системе пастора Кнейпа.
Современное человечество, очевидно, прекрасно сознает, что оно носит нерациональную, негигиеничную и противоестественную обувь; это ясно видно из общего стремления летом носить обувь наподобие сандалий, оставляющую ногу открытой, начиная от подъема.
Далее, царившие долгое время черные сапоги, требующие чистки ваксой, почти вытесняются в летнее время светлой обувью, хотя и не непроницаемой, но все же не требующей ваксы. Как известно, гигиена одежды, вследствие многих причин, требует изгнания темных цветов, что справедливо и по отношению к обуви. Дети не должны были бы никогда носить сапог, кроме зимних холодов, когда они носят также и перчатки.
Сапоги на резиновой подошве непроницаемы, а потому ношение их также негигиенично.
Я кончаю, наконец, главу об «одежде». Она вышла довольно велика, но так оно и должно было случиться: хотя масса имеющегося материала вынуждала меня быть расчетливым в изложении, все же я не хотел пропустить какого-либо пункта, могущего иметь весьма большое значение для твоего здоровья, дорогой читатель! Здоровая пища, здоровый воздух, здоровая одежда и здоровая постель, все это нераздельные понятия, когда дело идет о сохранении или восстановлении твоего здоровья.












Яндекс.Метрика