МАССАЖ И РАСТЯЖКА МЫШЦ
избавление от боли
оздоровление
гимнастика
 


Важность чистого воздуха
Важность солнечного света
Тепло в организме
Важность чистой воды
Обмен веществ в организме
Как правильно одеваться
Как правильно спать
Об образе жизни
Важность движения
Важность отдыха
О закаливании
Как закаливать детей
Как мыться и ухаживать за кожей
Баня
Почему люди болеют
Как оградить себя от болезней
Общие правила гигиены
Естественное оздоровление
Водолечение по методу Приснитц
Водолечение по методу Шрота
Водолечение по методу Рикли
Водолечение по методу Кнейпа
Оздоровление голоданием
Оздоравливающий отдых
О разных системах лечения
Лечение лихорадки
Причины простуды
Нервные заболевания
Меры при эпидемии
Уход за больными людьми
Диета при болезни
Польза хлеба с отрубями
 

Меры предосторожности и защиты при появлении эпидемии



Эпидемии суть очищающие грозы, удаляющие
из народной массы скопившиеся в ней
болезнетворные начала.

Санитарный врач доктор БИЛЬФИНГЕР

При несомненно заслуживающих уважения стремлениях научной медицины усовершенствовать методы химии, физики и микроскопии и таким образом приблизиться к познанию истинной сущности болезней и специально эпидемиологических болезней, медицинские исследователи наткнулись на микроскопически малые растительные организмы, называемые бациллами; этих-то последних и считают теперь основной причиной эпидемических и инфекционных болезней.

Ученые исследователи пока еще далеко не пришли к окончательному соглашению Относительно вопроса, развиваются ли бациллы вследствие наличности инфекционной болезни, или же, напротив, эта последняя возникает благодаря появлению бацилл. Ученые, считающие бацилл причиной болезней, называют себя контагионистами, те, которые допускают личное предрасположение, а контагий считают только вызывающим моментом, называют себя «индивидуалистами»; наконец, те, которые причину эпидемии видят в местных или временных условиях, например, в болотистой почве, почвенных водах, сильной жаре и т. п., называются «локалистами».

Как мы уже знаем из предшествующего изложения, для вспышки эпидемии или вообще появления какой-либо инфекционной болезни необходимы два фактора: во-первых, вызывающий или причинный момент, и во-вторых, индивидуальное предрасположение или личная восприимчивость. При эпидемиях вызывающими моментами являются контагии (заразные начала, бациллы, бактерии и т. п., распространяющиеся через прикосновение, перенос от одного к другому и т. п.) или миазмы (заразные начала, распространяющиеся через воздух). Личная восприимчивость заключается в отягощении организма болезнетворными началами или невыделенными продуктами распада. Раз налицо нет того или другого, т. е. или вызывающего момента, или восприимчивости, не может развиться и заразная или эпидемическая болезнь. Происходят ли внешние вредные влияния от грибков, число видов которых громадно и жизнедеятельность которых вызывает явления отравления, или от химических ферментов (т. е. бродильных веществ), или от токсинов (т. е. ядов), развивающих брожение, это вопрос второстепенной важности. Если тело свободно от посторонних веществ, если нет восприимчивости, если физиологические отправления совершаются исправно, словом — если машина человеческая в порядке, то свободный от предрасположения организм выделяет проникшие в него посторонние яды совершенно незаметно или, в крайнем случае, при самых лишь незначительных изменениях в состоянии данного лица.
С тех пор, как существует свет, существовали и мельчайшие животные и растительные организмы. Они всегда отдавали кровообращению отмирающие, химически изменившиеся органические вещества (продукты распада, усталости, отбросы, остатки обмена веществ и т. д.). Не их вина, что им попадаются на пути «отягощенные» индивидуумы — люди, переполненные собственными и посторонними ядами и продуктами распада, и что неестественные условия — сознательное безрассудство, индифферентизм, леность и пр. подготовляют им «готовое ложе» для размножения. Через рот и нос, при проглатывании пищи и питья, при вдыхании воздуха и пыли, через многочисленные отверстия нашей кожи (отверстия потовых и сальных желез, волосяные сумки), через открытые места на коже (раны) и т. д. в наше тело проникают заразные или инфекционные начала, без того, однако же, чтобы каждый раз непременно развились инфекционные болезни. На всех вещах, с которыми мы приходим ежедневно в соприкосновение, находятся эти мельчайшие существа (микроорганизмы). Пыль, носящаяся в воздухе и состоящая отчасти из грязи, отчасти из разрушившихся растительных и животных частиц, содержит бесчисленное количество живых растительных микроорганизмов. В каждом литре воздуха, которым мы дышим, находится, по меньшей мере, 5—10 видов грибков, из которых, однако же, далеко не все имеют ядовитые свойства. Есть также и полезные грибки, а для многих органических изменений грибки даже необходимы, например, для брожения—дрожжевые грибки.

Днем и ночью наше тело непрерывно наполняется этими микроорганизмами, они образуют в наших соках яд, называемый «птомаином», который, однако, при нормальном обмене веществ непрерывно выделяется из организма.

Таким образом, мы видим, что и в то время, когда нет эпидемий, бациллы неустанно продолжают свою работу и проникают в каждую клеточку нашего организма, не вызывая, тем не менее, болезней эпидемического характера. Следовательно, вполне оправдывается тот вывод что для вспышки эпидемии или инфекционных заболеваний недостаточно еще личной восприимчивости, но что необходимы еще благоприятные местные и временные условия; поэтому с полным правом можно говорить о временах и местах иммунных, т. е. невосприимчивых по отношению к эпидемиям. Особенно важное значение имеют состав и влажность почвы. Но об этом поговорим позднее.

Большая часть инфекционных болезней имеет одно общее характерное свойство, а именно, что они проявляются эпидемически. Тифозные лихорадки и сыпные болезни, как-то: тиф (пятнистый и брюшной), оспа, корь, скарлатина, дифтерит, краснуха, крапивная лихорадка, рожа (поясовидная рожа), госпитальная гангрена, инфлюэнца, родильная горячка, столбняк при поранениях и т. д., при которых заразное начало или контагий надо искать в мельчайших растительных организмах, передаются от одного лица к другому, т. е. распространяются через непосредственное заражение. Вследствие этого все эти болезни, независимо от личного предрасположения к заболеванию, в такой же степени подчинены местным и временным условиям, как и холера, чума, желтая лихорадка, перемежающаяся лихорадка, дизентерия (кровавый понос) и т. д., миазма или заразное начало которых обуславливается теллурическими или атмосферными условиями и которые, смотря по индивидуальной противоустойчивости заболевших, проявляются с большей или меньшей силой. Исключение составляют сифилис, шанкр, триппер, туберкулез и т. д., а также бешенство, сибирская язва и сап, которыми люди заражаются от животных. По отношению к этим болезням временные и местные условия не играют никакой роли. Имеет ли значение личное предрасположение при заражении венерическими болезнями, особенно сифилисом и шанкром, а также водобоязнью, сибирской язвой и сапом, остается еще открытым вопросом, так как сущность этих контагиев покрыта еще мраком неизвестности.

Вышеупомянутому мною профессору Петтенкоферу принадлежит заслуга открытия того факта, что заразные начала холеры и тифа находят подходящую почву для развития и размножения в так называемых почвенных, т. е. подземных водах. Исходя отсюда, инфекционные начала имеют возможность заражать человека. Петтенкофер первый высказал то, что впоследствии в общем объеме подтвердили и другие, а именно, что опасность проникновения инфекционных начал в организме человека наступает с того момента, когда уровень почвенной воды понижается и почва начинает испарять1. Опасность уменьшается, когда уровень почвенной воды вновь начинает повышаться. Где почва постоянно сыра, как это, например, бывает при глинистой подпочве, или где она постоянно суха, как например, при каменистой почве, следовательно там, где не может развиваться почвенных испарений, там не может появиться и эпидемия.



Были приложены всевозможные старания, чтобы ниспровергнуть утверждение Петтенкофера, но это не удалось, Когда, например, в селении, построенном главным образом на каменистой почве, в некоторых домах находили холерных больных, то при более подробных исследованиях оказывалось, что на тех местах, где имелись в домах больные, в скалах были трещины, наполненные порозным земляным слоем.

Известно, что во всяком доме воздух и испарения почвы проникают через все этажи до самой крыши. Чем загрязненнее почва, на которой стоит дом, чем сильнее начинается испарение находящихся в ней заразных начал, благодаря понижению почвенной воды, тем легче и скорее возникают в данном доме эпидемические или инфекционные заболевания, сила которых зависит от индивидуальной восприимчивости обитателей данного дома. Чем порознее стены дома, тем больше заразных начал они в себя впитывают. Поэтому следует особенно опасаться легко проницаемых стен выгребных ям, потому что они всасывают и распространяют всевозможнейшие, трудно определимые запахи и миазмы.

Во время эпидемий специфические патогенные грибки получают невероятное распространение, что надо допустить, что все живущие в местности или городе, пораженные эпидемией, или приходящие в соприкосновение с больными, заражены этими же грибками. Но из зараженных заболевает обыкновенно только небольшой процент, и еще меньший процент умирает вследствие неразумного лечения. В здоровом организме, обладающем относительно здоровым желудком и не имеющем в тканях большого количества продуктов брожения, т. е. посторонних веществ, заразные бациллы скоро уничтожаются кислым желудочным соком. При таких условиях они не попадают в кишечник, откуда только они и могут оказывать неблагоприятное воздействие на весь организм. Но и в кишках местопребывание бацилл очень ограничено. Так, например, при холере и тифе возбудители болезни находятся только в тонких кишках. Однако, покончим с «ученостью»!

Лучшая защита против опасностей эпидемической или инфекционной болезни заключается в свободном от предрасположения, т. е. невосприимчивом организме. Наступлению неблагоприятной погоды мы так же мало можем воспрепятствовать, как и доставить нашему жилищу более здоровую неиспаряющую почву. Но наше тело мы можем сделать невосприимчивым к заразным началам, и именно при помощи естественного образа жизни. Это всегда было и будет в нашей власти! Надо ведь помнить, что индивидуальное предрасположение нашего организма к заболеванию зависит от его химического состава. Изменение нормального соотношения различных веществ, образующих наше тело, ведет к изнеженности, а эта последняя, как известно, и представляет собой скрытое, хроническое болезненное состояние.
Во время эпидемий это скрытое, хроническое болезненное состояние переходит в острое заболевание, причем картина болезни вполне соответствует роду эпидемии, так что новая картина болезни совершенно отличается от первоначальной хронической.

Таким образом, как я уже много раз говорил, лучшей профилактической мерой против заразы является противоустойчивое, закаленное тело. Во время холерных эпидемий последнего времени прекрасно сказалось бессилие господствующей медицинской школы. Медицина не умела предложить ничего иного, кроме обильного введения в организм препаратов опия и дезинфекции зараженных улиц, домов, отхожих мест, каналов, сточных труб, а также людей, животных, одежды и т. д. В Гамбурге зловония от этой дезинфекции не выдержали даже воробьи, поспешившие покинуть облюбованные ими домовые крыши. Ни одной птицы не оставалось в городе, в особенности в частях его, подвергнутых обеззараживанию. И в этой-то отравленной атмосфере люди должны были выздороветь! Источник заражения отыскивали повсюду — и в водах Эльбы, и в других местах, предпринимая самые бессмысленные мероприятия, например, запрещение поливки улиц водой из р. Эльбы, и только, в своем невидении истинной сущности болезней вообще, не искали как раз там, где следовало, а именно в гамбургском населении с его скученностью, с его узкими, темными, грязными переулочками и домами, с его почвой, которая удовлетворяла всем условиям, необходимым, по Петтенкоферу, для вспышки эпидемии. Для этого населения эпидемия неминуемо должна была являться как бы очищающей грозой. Если присоединить сюда сильную жару, стоявшую в конце лета 1892 года, то мы увидим, что налицо были все условия для развития эпидемии: вызывающий момент нашел индивидуальное предрасположение при наличности местных и временных условий.

Раз в каком-либо месте вспыхнула эпидемия, первой заботой всякого человека должно быть сохранение здоровья. Надо устроиться так, как этого требует естественный образ жизни. Важнее всего, чтобы органы пищеварения функционировали вполне исправно и чтобы в особенности желудок был в полном порядке..Это важно потому, что всякий человек, живущий в местности, пораженной эпидемией, несомненно проглотит некоторое количество заразных грибков вместе с пищей и питьем, так как даже в чистейшей питьевой воде находятся зловредные бациллы. Желудок должен быть в особенно хорошем состоянии, ибо, между прочим, было доказано, что коховские запятые погибают от кислого сока здорового желудка. Солидный образ жизни, никаких излишеств ни in venere, ни in baccho, правильная смена работы и отдыха, много движения на свежем воздухе, правильный сон в хорошо проветриваемой комнате, простая нераздражающая пища, уход за кожей и другие факторы естественного образа жизни скорее всего будут в состоянии поддержать здоровье организма и тем воспрепятствовать бациллам найти благоприятную почву для успешного развития.

В том же случае, когда имеется основание для недовольства своим состоянием, надо извлечь из тела часть собственных ядов. Этого можно достигнуть согревающим движением на открытом воздухе до появления пота, обтираниями, ваннами, паровыми ваннами, массажем, врачебной гимнастикой и т. д. (см. главу «Закаливание и изнеженность»).

При расстройстве пищеварения надо перед отходом ко сну положить на живот компресс или сделать туловищную ванну в 20—18°R, продолжительностью в 10—15 минут, после которой, не вытираясь, следует лечь в постель. При ознобе надо взять паровую ванну.
Профессор доктор Эйхгорст в Гёттингене пишет следующее:

«Лица, легко заболевающие катаром желудка и кишок, или злоупотребляющие слабительными, или, наконец, недостаточно заботливо устраняющие случайно полученный понос, особенно расположены к заболеванию холерой. Весьма опасна болезнь для лиц, ослабленных долгим лежанием вследствие какого-либо иного заболевания. Известного рода иммунитета, наблюдаемого при других болезнях, в данном случае не наблюдается. Холера особенно часто поражает беременных, причем обыкновенно дело кончается смертью, после предшествовавшего выкидыша. Психическое возбуждение также имеет громадное значение, и особенно роковым образом сказывается преувеличенный страх перед заражением».

«Кто боится болезни, тот уже болен!» — гласит с полным правом теория болезней Куне. Тело, переполненное болезнетворными началами, влияет неблагоприятно на умственную и душевную жизнь. «Mens sana in corpore sano» («Здоровый ум в здоровом теле»). Поэтому нет ничего удивительного в том, что при вспышке эпидемии вредные последствия, вызванные обратным влиянием больного изнеженного тела на душевную жизнь, благоприятствует заражению. Вследствие чувства страха, в организме происходит разложение белков, что можно определить и с помощью обоняния, так как человек, пораженный ужасом, издает зловонный запах. Тот, кого долг заставляет ухаживать за заразнобольным, равно как и тот, кому случайно приходится оказаться в соседстве с таким больным, должен силой воли превозмочь страх перед заражением и побороть ощущение гадливости и отвращения. Следует лишь вспомнить о громадном числе врачей, сиделок и пр., которые ежедневно в течение многих лет подвергаются опасности заражения, а между тем, как это неоспоримо доказано, заболевают лишь в редких случаях. Вообще не должно думать о возможности заразиться, а следует сохранять беззаботное, веселое, бодрое настроение. С помощью такого самовнушения безусловно возможно, несмотря на предрасположение, во многих случаях защитить себя от заражения. В том случае, когда приходится ухаживать за заразнобольным, следует вести строго естественный образ жизни, часто принимать паровые ванны, вообще соблюдать величайшую опрятность, делать много движения под открытым небом, особенно на солнце, так как свет действует на контагий разрушительным образом.

Второй заботой при наличности эпидемии является соблюдение величайшей чистоты в доме, во дворе, в комнатах и чуланах. Грибки размножаются тем скорее, чем грязнее пол, окна и стены комнат и дома и чем испорченнее в них воздух. Опыт показал, что во время всех эпидемий, а особенно во время холеры, грязь в домах и на улицах необыкновенно благоприятствует вспышке и распространению эпидемии. По мнению профессора Бирмера, чистый воздух есть наилучшее дезинфекционное средство. Где прилежно растворяют окна и двери, там можно быть отчасти обеспеченным от заражения.
«Где вообще живут все бациллы и бактерии?» — спрашивает профессор доктор Густав Иегер. «Все без исключения в зловонных жидкостях», — отвечает он сам на свой вопрос. «Это паразиты, любящие зловоние; благодаря движению воздуха и воды, они попадаются всюду, но размножаются и вызывают брожение только там, где есть зловоние. Так, например, простому народу и лицам, имеющим дело с брожением (пивоварам, содержателям винных погребов и т. п.), давно уже известно, что когда зловонный менструальный запах проникает в способную к брожению жидкость, то начинается ложное, так называемое бактериальное брожение».

Самой действительной дезинфекцией во время эпидемии надо считать рациональное проветривание (см. главу «Естественный способ лечения»), так как дезинфекция зараженных улиц, домов, отхожих мест и пр. с помощью химических продуктов опаснее, чем отсутствие всякого обеззараживания. Относительно этого знаменитый профессор Нигели (Мюнхен) говорит следующее:

«Если болезнетворные грибки (холеры, дизентерии или тифа) попадают в выгребные ямы, то они могут там лишь очень недолгое время сохранять свой специфический характер болезневозбудителей; вскоре они или совершенно погибают, или благодаря известному перерождению, теряют заразительную силу. Наоборот, недостаточная дезинфекция, т. е. производящая неполное уничтожение, ведет к тому, что болезнетворные грибки перестают размножаться и вызывают брожение, но, именно благодаря этому, они сохраняют свой специфический болезнетворный характер. Таким образом подобные недостаточные мероприятия являются своего рода консервированием заразных начал, ибо, попав из плохо дезинфицированного содержимого выгребных ям в воздухе, а из него в человека, грибок вновь начинает жить, сохраняя все свои первоначальные свойства».

Во время эпидемии весьма нерационально сохранять в комнате грязное белье до следующей стирки. Как читатель уже знает (см. начало этой главы), такое белье заключает бесчисленное количество заразных начал. Если нет возможности немедленно после снятия стирать грязное белье, то его надо просушить на воздухе и солнце. Это хорошо продезинфицирует белье, так как бациллы для своего развития нуждаются в зловонии и влажности.

Против проникновения почвенного воздуха из почвы, легко вбирающий заразу, рекомендуется цементировать полы и стены подвальных этажей, что сделает стены непроницаемыми для почвенного воздуха. Полезно также облицовывать цементом фундаменты и с наружной стороны, так как почвенный воздух проникает не только во внутренние помещения, но и в самую толщу стен и поднимается по ним. Повторяю еще раз, почва тем больше вбирает заразных начал, чем она порознее, чем больше почвенного воздуха она способна впитывать и чем легче она высыхает, (хуже всего гравий с крупным песком: он легче всего впитывает заразные начала и потому наиболее опасен).

Натопленные комнаты являются своего рода насосами для почвенных газов. Таким образом во время эпидемии теплая комната — самая опасная. Поэтому не следует слишком сильно топить, в кухне надо поддерживать огонь только до тех пор, пока это безусловно необходимо, а спать нужно летом в нетопленной комнате, а зимой — в умеренно натопленной комнате, при открытом окне

Если выгребные ямы не могут быть заменены часто переменяемыми бочками, то следует хорошо оцементировать их стены, наглухо закрывать и часто чистить.

Таким образом, заботы отдельных лиц, а также и всех вместе и особенно местных властей должны быть направлены к предупреждению эпидемий, а при уже вспыхнувшей эпидемии — в соблюдении самой строжайшей, педантичной чистоты. Чистота, как снаружи, так и внутри тела, должна быть предметом главной заботы каждого отдельного человека. Из единиц слагается целое, и когда каждый отдельный человек будет чист, то и целое общество, составляющееся из единичных личностей, будет чисто. Ввиду всего этого, в интересах народного здравия и благополучия весьма желательно, чтобы во всех слоях общества шире распространился и получил весьма обширное практическое применение тот взгляд, что только чистота (в широком смысле этого слова) может предупреждать эпидемии и только она одна в состоянии действительно бороться с заразой












Яндекс.Метрика